Гуманитарные науки

Печатать страницу
ОБЪЕКТ (от лат. objectum – букв. "брошенное перед чем-л."), то, что воспринимается, мыслится, обсуждается и обрабатывается, в отличие от субъекта (того, кто это воспринимает, мыслит, обсуждает и обрабатывает).

Логико-философский термин «объект» имеет в лингвистике несколько классов употреблений. Он по-разному преломляется (а) в металингвистике (а именно, в философии и методологии языкознания) и (б) в естественно-языковой онтологии (в философии языка).

В металингвистике под объектом понимается то, что изучает лингвистика (речь идет об объекте лингвистики в целом или об объектах отдельных лингвистических дисциплин). В соответствии с принципами современной методологии науки (вслед за Г.П.Щедровицким) объект науки принято отличать от ее предмета. В частности, основной объект лингвистики (язык как система, как общественное явление и т.д.) не является наблюдаемым феноменом, доступным прямому изучению; основным предметом лингвистики является речь. Так, объектом славистики как лингвистической дисциплины является реально существовавший в древности праславянский язык и его потомки (живые и мертвые славянские языки), а ее основным предметом – славянская речь, т.е. доступное наблюдению множество письменных памятников на славянских языках (как живых, так и мертвых) плюс множество наблюдаемых речевых актов на живых славянских языках. Объект науки существует до самой науки и независимо от того, подвергся ли он изучению; предметом науки он становится только в результате сознательной деятельности ученых, причем не в полном объеме, а лишь в своей доступной наблюдению части (например, древний язык – в той мере, в какой он воплощен во множестве археологических находок).

В логике науки принято, вслед за А.Тарским, Р.Карнапом, У.О.Куайном, отличать язык-объект (т.е. язык, подлежащий изучению) от метаязыка (т.е. языка, на котором описывается язык-объект).

В лингвистической терминологии имеются специальные термины для объектов лингвистических дисциплин (в отличие от самих дисциплин).

В структурной лингвистике языковыми (лингвистическими) объектами часто называют языковые единицы – как двусторонние (знаки), так и односторонние (компоненты простых знаков, фигуры).

В некоторых концепциях языковыми (лингвистическими) объектами считаются не только т.н. «языковые единицы», но также и их дифференциальные признаки, их отношения, их классы и комплексы.

В философии языка (естественно-языковой онтологии) объектом («внеязыковым объектом» //«предметом» //«субстанцией») считается то, что воспринимает, мыслит, упоминает и обрабатывает носитель языка, в отличие от субъекта – т.е. самого носителя языка. Объекты – это потенциальные референты (обозначаемые) речевых единиц или потенциальные денотаты (означаемые) языковых знаков. Возможен широкий и узкий подходы к объекту. При более широком подходе объектами считаются, в частности, означаемые отпредикатных существительных и номинализованных (подчиненных) пропозиций – т.е. признаки, свойства, состояния, отношения предметов, процессы и т.п.; при более узком понимании понятие объекта охватывает только собственно объекты – непредицируемые сущности. В последний класс при более широком подходе включаются как непредметные объекты (положения дел, ситуации, факты), так и предметные. Первые могут вступать в отношения временной координации (таковы, напр., события), вторые – нет. При более узком подходе объектами считаются только предметы. Предметы, в свою очередь, классифицируются на разных основаниях. Так, выделяются:

(а) объекты физические (материальные, конкретные), вступающие в отношения пространственной координации и обладающие такими параметрами, как "внешний вид", "вес", "протяженность", "цвет", "температура", "запах", "вкус", "ощупь", "консистенция" (именно они считаются собственно предметами), в отличие от идеальных, бесплотных, абстрактных объектов // абстрактных сущностей (ср. "наука", "искусство", "власть", "экономика"), параметров ("вес", "цена", "рост", "цвет" и т.п.), мер ("литр", "метр", "сажень" и т.п.);

(б) объекты исчисляемые//вещественные ("огурец", "репа", "зерно//зернышко", "лист", "студент", "буржуа", как штучные объекты) и неисчисляемые//невещественные ("молоко", "зерно", "листва", "огурцы" "репа" как материальная масса и "студенчество", "буржуазия", как социальная масса); при более узком подходе лишь вторые (обладающие параметром "граница") считаются собственно объектами, а первые заносятся в категорию масс (физические массы называются также веществами или субстанциями в узком смысле);

(в) объекты отдельные ("министр", "сенатор", "корабль") в отличие от коллективных или групповых ("министерство", "сенат", "флотилия"); последние попадают в категорию "собирательных сущностей" (собирательности);

(г) объекты одушевленные (в том числе "покойник", "мертвец", "натурщица", "фотомодель", "[профессиональный] редактор" и т.п.) в отличие от неодушевленных объектов – т.н. "вещей" (напр., "труп", "тело", "изваяние", "статуя", "портрет", "изображение" и т.п.); первые иногда зачисляются в категорию – "существа"; однако термин "вещь" порой охватывает и "существа"; ядро существ составляют "лица"; "лица" подразделяются на "мужчин"и "женщин" и т.п.); среди вещей выделяются "статичные" (собственно вещи) vs. "динамичные" (способные двигаться или воздействовать на другие предметы): "ветер", "молния", "корабль", "машина", "компьютер", "[текстовый] редактор" и т. п.; среди вещей выделяются, кроме того, обычные vs. персонифицированные объекты ("оловянный солдатик", "ферзь", "дамка", "валет", "кукла", "плюшевый медвежонок" и т.п.);

(д) объекты универсальные (генерические //родовые) vs. конкретно-референтные (индивидные); разновидностью последних являются инстанции – временные срезы объектов в тот или иной момент их существования (ср. "прохожий", "дама у окна", "пассажир с чемоданом" и т.п.); разновидностью родовых объектов являются "типы", "сорта", "марки" и т.п.;

(е) объекты определенные и неопределенные; объект может быть выбираемым//неединственным vs. единственным//уникальным (в данной ситуации), известным (в т.ч. введенным) vs. неизвестным (//новым, в т.ч. вводимым), фиксированным vs. нефиксированным;

(ж) объекты единичные ("грудьсинг.", "уссинг.", "валеноксинг.", "граблисинг.", "санисинг.", "ножницысинг.", "часысинг.", "Химки"), единично-парные (усыдвойств., "валенкидвойств.", "грудидвойств.", "Петя с Ваней"), множественные (напр., "двадцать один чемодан", "три часа", "каждую неделю"), множественно-парные (ср. "усымнож.", "валенки множ.") (см. ЧИСЛО ГРАММАТИЧЕСКОЕ);

(з) объекты существующие ("приз" во фразе "я выиграл приз") vs. несуществующие ("приз" во фразе "если я выиграю приз");

(и) объекты реальные ("квадрат с закругленными углами", "стеклянная сковородка", "вафельный стаканчик"; в том числе более привычные, как "несъедобная тарелка", vs. менее привычные, как "съедобная тарелка": ср. непривычность буквального смысла "Я три тарелки съел") и нереальные ("жена Лермонтова", "царь СССР", "летучие крокодилы"); при этом в воображаемых мирах объекты тоже бывают реальные ("Онегин", "невеста Ленского") и нереальные ("жена Ленского"), а также стоящие вне противопоставления по реальности ("тетка Онегина", "племянница Онегина");

(к) нереальные объекты бывают вообразимые ("жена Лермонтова", "кентавр", "говорящие рыбы") vs. невообразимые ("круглый квадрат", "положительное отрицательное число", "несъедобная еда").

В грамматике термин «объект» употребляется в собственно лингвистическом смысле: (1) то же, что «семантический объект»; приблизительное обобщение для таких понятий, как «пациенс», «адресат», «инструмент», «объект» (см. ПАДЕЖ); (2) то же, что «синтаксический объект», и примерно то же, что «дополнение».

В грамматике Пор-Рояля термин «объект» употребляется в том же смысле, что и в онтологии, т.е. как «предмет». Но если в предложении речь идет о нескольких предметах, то среди них выделяются первый, второй и т.п. Когда речь идет о втором предметном участнике ситуации (в отличие от первого предмета – субъекта), то он обозначается термином «другой предмет //другой объект» (l"autre objet); создается впечатление, что здесь и было положено начало употреблению термина «объект» в грамматико-семантическом смысле (т.е. как участника, играющего несубъектную роль в ситуации): постепенно определитель «другой» стал все чаще и чаще опускаться, и в результате примерно во второй половине 19 в. возник термин «объект» в грамматико-семантическом смысле.

В русской грамматической терминологии термин «(грамматический) объект» (как синоним к термину «дополнение») появляется в работах А.А.Потебни (1874). Однако в работе А.А.Шахматова (1915–1920) термин «объект» уже употребляется иначе (иногда с факультативным определителем «психологический») – как пациенс (предмет, подвергающийся воздействию); так, в пассивной конструкции объект выражен подлежащим; таким образом, фактически здесь налицо семантическое понимание объекта. У А.М.Пешковского (1928) термин «объект» также приобретает семантический смысл, когда он говорит о том, что в генитивных конструкциях типа завоевание Мексики, рубка леса, сушка плодов, заготовка хлеба родительный падеж обозначает объект действия.

В работах И.И.Мещанинова (1945) проводится различение между «объектом» (как универсальной синтаксической ролью, которая может быть выражена не только дополнением, но и скрыто в составе глагольной словоформы – клитически или инкорпоративно) и «дополнением» (как ненулевым самостоятельным выразителем объекта в неинкорпорирующих языках); можно сказать, что субъект и объект в работах Мещанинова понимаются как глубинно-синтаксические роли (в отличие от поверхностно-синтаксических ролей – соответственно, подлежащего и дополнения).

Семантический объект – это обязательный участник обозначаемой многоместным предикатом ситуации, не являющийся семантическим субъектом и противополагаемый последнему. Семантический объект возможен только у двухместных (семантически переходных) предикатов. Объект действия одновременно является субъектом создаваемого состояния или процесса претерпевания.

Иногда (семантическим) объектом называют только прямой объект, т.е. обязательный участник ситуации, имеющий наивысший коммуникативный ранг среди несубъектных участников. В исходных диатезах прямой объект выражается прямым дополнением.

Ядерный тип прямого объекта представляет собой пациенс (объект воздействия); прототипически – это предмет, создаваемый или разрушаемый данным действием. ср., соответственно, построить дом, сшить рубашку, вырастить дерево, родить ребенка и сломать дом, распороть рубашку, срубить дерево, убить медведя и т.п. Созидаемый объект (испечь пирог) похож на результат (устроить скандал), но отличается от него тем, что результат есть ситуация, а созидаемый объект представляет собой физический предмет; в грамматической традиции классических языков созидаемый в процессе данного действия объект называется «внутренним» – в отличие от «внешнего», существующего независимо от данного действия.

Близки к ядерному типу также обрабатываемый объект (Мастер чинит будильник) и тавтологический объект (петь песню, сказывать сказку, прожить долгую жизнь, спать сном праведника и т.п.); сочетание глагола с тавтологическим объектом называется figura etymologica.

Другие семантические типы объекта – это объект обладания (у меня есть дом), объект восприятия (перцептивный стимул: слышу звон), объект эмоции (эмотивный стимул: радуюсь весне), объект мысли объект (думать о поездке), объект – содержание мнения (думать, что кто-то другой виноват), объект оценки (хвалить пирог).

Объекты восприятия, чувства и мысли могут быть не только предметными, но и непредметными – это могут быть ситуации (события, процессы состояния) и факты. Непредметные объекты оформляются придаточным предложением, причастным оборотом, отглагольным существительным и другими средствами.

Среди косвенных объектов особо важную роль играют реципиент //получатель имущества (отдайте кесарю), адресат//получатель информации (донесет властям), бенефициант, т.е. тот, для чьего блага производится действие (купим для сына), орудие (копаешь лопатой), в том числе функциональный орган (ударил рукой, ногой). При прямой диатезе семантический объект выражен дополнением. При косвенных диатезах (страдательной, возвратной, взаимной) объект выражен подлежащим. Такое соответствие имеет место не только при выражении реверсивных диатез соответствующими им залогами, но и при аналитической реализации сказуемого. Так, во фразах типа Пророк претерпел гонения, Писатель испытал преследования семантический объект (пациенс) также выражен подлежащим.

Механизмы номинации позволяют выразить семантический объект специальными номинативными средствами. Это построение субстантивированных придаточных от предложений с активной диатезой (тот, кого бьют), субстантивация пассивных причастий (обвиняемый, тостуемый, побежденный), субстантивация пассивных прилагательных (подвластный, подсудимый), образование специальных объектных (пассивных) существительных – как суффиксальных (ученик), так и супплетивно соотносительных с предикатами (пациент, клиент, кумир, роль, цель, мишень, товар, собственность), употребление аналитических ролевых имен объекта (предмет любви /зависти /восторга, объект нападения, жертва агрессии, цель//мишень обстрела). К деривационным механизмам выражения семантического объекта относятся не только словообразовательные средства (подарок, отрезок, обрубок, обломок, набросок, список, месиво, варево, курево, ректификат, реферат), но и метонимические схемы образования имен объекта от имен действия (еда, работа, плевок, просьба, требование,, выручка, выписка, покупка, выигрыш, добыча, передача, потеря, шитье, завтрак и т.п.).

Основным средством грамматического выражения семантического объекта является синтаксический объект (обычно именуемый также дополнением); но во многих случаях термин «дополнение» оказывается более узким и охватывает лишь часть явлений, покрываемых понятием синтаксического объекта:

1) синтаксический объект может вообще не выражаться отдельным морфолого-синтаксическим членом предложения: при инкорпорации он сливается в единый инкорпоративный комплекс с предикатом. Некоторые элементы инкорпорации в русском языке можно наблюдать в именных композитах типа цареубийство, цареубийца (а также в производных от таких композитов вторичных глаголах типа душегубствовать, кашеварить и т.п.).

2) синтаксический объект может соответствовать морфолого-синтаксическому определению. Так, у отпредикатных существительных вторая валентность обычно оформлена генитивом (открытие Америки), предложной группой (любовь к трем апельсинам), а в некоторых редких случаях выражена отсубстантивным прилагательным (еврейский погром).

Сергей Крылов

ЛИТЕРАТУРА

Апресян Ю.Д. Экспериментальное исследование семантики русского глагола. М., 1967
Алисова Т.Б. Очерки синтаксиса современного итальянского языка. М., 1971
Кацнельсон С.Д. Типология языка и речевое мышление. Л., 1972
Арутюнова Н.Д. Предложение и его смысл. М., 1976
Лайонз Дж. Введение в теоретическую лингвистику. М., 1978
Кацнельсон С.Д. (отв. ред.). Категория субъекта и объекта в языках различных типов. Л., 1982
Падучева Е.В. Высказывание и его соотнесенность с действительностью. Референциальные аспекты семантики местоимений. М., 1985
Гак В.Г. Русский язык в сопоставлении с французским, изд. 2-е. М., 1988
Бондарко А.В. (отв. ред.). Теория функциональной грамматики. Субъектность. Объектность. Коммуникативная перспектива высказывания. Определенность/неопределенность. СПб, 1992
Апресян Ю.Д. Лексическая семантика. Синонимические средства языка. М., 1995

Также вы можете:

Поиск по алфавиту: