История

Печатать страницу
ВАН ЯНМИН, Ван Шоужэнь, прозвище Боань (1472–1529), крупнейший в эпоху Мин (14–17 вв.) китайский философ-неоконфуцианец, создатель оригинальной философской доктрины в русле так называемого «учения о сердце» (синь сюэ1), выдающийся литератор, военачальник и государственный деятель. Родился 31 октября 1472 в уезде Юйяо (область Шаосин провинции Чжэцзян). Происходил из старинного рода. Изучал конфуцианскую, даосскую и буддийскую классику, военное искусство. В 1499 сдал экзамены на высшую ученую степень цзиньши. Служил по ведомству общественных работ, ведомству юстиции, руководил провинциальными экзаменами в Шаньдуне. В 1505 выступил в защиту репрессированных чиновников, протестовавших против засилья клики евнухов, был заключен в тюрьму, подвергнут телесному наказанию и сослан смотрителем почтовой станции в окраинной провинции Гуйчжоу. После 1509 начал успешную карьеру, дослужился до поста военного министра в Нанкине (второй столице), в конце жизни был губернатором провинции Гуандун и Гуанси. Прославился подавлением мятежей и восстаний за счет и военных, и главным образом социально-политических мер. Умер 9 января 1529 в Наньани (провинция Цзянси). После кончины был оклеветан, на его учение наложен запрет. Реабилитирован в 1567 с присвоением более высокого титула маркиза (хоу) Синьцзяньского и почетного посмертного имени Вэньчэн (Культурное совершенство). Канонизация увенчалась в 1584 установлением таблички с его именем в храме Конфуция.

Главные философские сочинения – Чуань си лу (Записи преподанного и воспринятого), Да сюэ вэнь (Вопросы к «Великому учению»), У цзин и шо (Собственное мнение о «Пяти канонах»), Чжу-цзы вань нянь дин лунь (Положения, установленные Чжу Си в конце жизни) и другие. Построения Ван Янмина отличает преемственная связь с учением Лу Цзююаня (12 в.), основоположника «учения о сердце». В частности, Ван Янмин тоже видел в конфуцианских канонах (см. ШИ САНЬ ЦЗИН) не более чем образцовые материальные свидетельства абсолютных истин и ценностей, заключенных в душе каждого человека. Однако сам Ван Янмин был склонен подчеркивать свою идейную связь с общепризнанным учением главного оппонента Лу Цзююаня — Чжу Си. Для этого он пытался доказать, что перед смертью Чжу Си радикально изменил свои взгляды, например стал отдавать предпочтение внутреннему совершенствованию перед накоплением «внешних» знаний (Чжу-цзы вань нянь дин лунь). В ранний период творчества Ван Янмин, следуя чжусианской доктрине, стремился к практическому осуществлению тезиса о «выверении вещей» (гэ у, см. У3) в отношении объективной реальности. Впоследствии он дал теоретическое обоснование направленности этого стремления на субъективную реальность: «выверять вещи» следует в собственном «сердце» (синь1). Этот теоретический тезис был обогащен выводом, полученным Ван Янмином в результате «внезапного просветления» – озарения в одну из ночей 1508: «сердце и есть принцип» (синь цзи ли), т.е. ли1 – структурообразующие начала всего сущего – исходно присутствуют в психике. «Принципы», которые должны быть раскрыты посредством «выверения вещей», следует искать в самом субъекте, а не в не зависящем от него внешнем мире. Понятие «ли1» встало у Ван Янмина в один ряд с этическими идеалами «долга/справедливости» (и1), «благопристойности» (ли2), «благонадежности» (синь2) и т.п. Это положение Ван Янмин подкреплял авторитетом конфуцианских канонов, соответствующим образом их интерпретируя (У цзин и шо).

Специфический элемент системы взглядов Ван Янмина – доктрина «совпадающего единства знания и действия» (чжи син хэ и). Она предполагает понимание познавательных функций как действий, или движений, и истолкование поведения как прямой функции знания: знание есть действие, но не наоборот. Эта доктрина в свою очередь определяет суть главной категории учения Ван Янмина – «благосмыслия» (лян чжи). Его тезис о «доведении благосмыслия до конца» (чжи лян чжи) – синтез понятий «доведение знания до конца» (чжи чжи) из конфуцианского канона Да сюэ (цз. 4) и «благосмыслие» (варианты перевода – «врожденное знание», «естественное знание», «интуитивное знание», «доопытное нравственное знание» и т.д.) из Мэн-цзы (VII А, 15). «Благосмыслие» – «то, что [человек] знает без рассуждения», в Мэн-цзы параллельно понятию «благомочие» (лян нэн – «то, на что [человек] способен без научения»). У Ван Янмина «благосмыслие» тождественно «сердцу» и имеет пространный смысловой диапазон: «душа», «дух», «познание», «знание», «чувства», «воля», «сознание» и даже «подсознание». Оно самородно и беспредпосылочно, надындивидуально, присуще каждому и в то же время интимно, не может быть передано другим; отождествляется с неисчерпаемой и безгранично вместимой «Великой пустотой» (тай сюй), обусловливает всякое знание и познание; является средоточием «небесных принципов» (тянь ли), основой врожденного нравственного чувства и нравственного долга. Таким образом, конфуцианский тезис о «доведении знания до конца», который в чжусианской традиции осмыслялся как призыв к максимальному расширению познания (до «истощения принципов» – цюн ли), Ван Янмин толковал с привлечением категории «благосмыслие» и положения о «совпадающем единстве знания и действия» как максимально полное воплощение в жизнь высших нравственных идеалов.

Гносеологические воззрения Ван Янмина нашли конденсированное выражение в «четырех постулатах» (сы цзюй цзун чжи), сформулированных им в беседе с учениками на мосту Небесного источника в 1527: «Отсутствие и добра и зла – такова сущность (буквально: «тело» – ти1, (см. ТИ – ЮН)) сердца. Наличие добра и зла – таково движение помыслов. Знание добра и зла – таково благосмыслие. Совершение добра и устранение зла – таково выверение вещей». До Ван Янмина неоконфуцианцы предлагали решения вопроса о «сердце» и его деятельности, акцентируя внимание главным образом на покоящейся, непроявленной «сущности сердца». Это укрепляло позиции школ, проповедовавших медитацию, уход в себя. В противоположность такой тенденции Ван Янмин, обосновывая единство «субстанции и функции» (ти – юн), «движения и покоя» (дун – цзин), «непроявленности [духовного состояния] и проявленности» (вэй фа – и фа) и т.п., делал вывод о необходимости активной практической деятельности и пагубности ухода от жизни.

В отношении к даосизму и буддизму Ван Янмин следовал распространенному в те времена подходу, рассматривая их как нечто единое – «учение двух родоначальников» (эр ши чжи сюэ), Лао-цзы и Будды, противостоящее конфуцианству – «учению совершенномудрых» (шэн жэнь чжи сюэ). С точки зрения Ван Янмина, даосизм и буддизм объединяет индивидуалистический пафос: они, может быть, хороши для личного самосовершенствования, но не пригодны для устроения социальной жизни. Вместе с тем они предпочтительнее профанированной «вульгарными конфуцианцами» версии «учения совершенномудрых». Ван Янмин разграничивал также подлинные даосизм и буддизм, которые по своей «утонченности» (мяо) близки подлинному конфуцианству, и их «отбросы» – вульгаризованные элементы учений и практики, в том числе даосскую технику и идеологию «пестования жизни» (ян шэн). Он отвергал концепцию сознания буддийской Чань школы, считая, в частности, что требование освобождения от «привязанности» к феноменальному миру и возвращения к неразличению добра и зла ведет к отрешенности от социально-этических обязанностей и привязанности к эгоистическому «я». Восходящая к ученику Хуэйнэна Шэньхуэю (конец 7 – 8 вв.) концепция «отсутствия мысли» как возвращения духа к первоначальному состоянию «спокойствия» несостоятельна, поскольку «благосмыслие» не может не «сознавать» даже во сне. Учение Хуэйнэна о «мгновенном просветлении» – спонтанном постижении собственной «природы будды», по Ван Янмину, основывается на «вакуумной пустоте» (куй сюй) и не сопряжено с реальным духовным прогрессом – «доведением знания до конца», «деланием помыслов искренними» и «исправлением сердца». Вместе с тем учение Ван Янмина и чань-буддизм имеют немало точек соприкосновения, в том числе общую установку на целенаправленное изменение психологии адептов, резонансное взаимодействие сознаний учителя и ученика.

Развитие Ван Янмином ряда идей Лу Цзююаня дало основание для терминологического соединения их учений: Лу [Цзююаня] – Ван [Янмина] школа (Лу-Ван сюэ пай). Ее представителей принято подразделять на семь региональных группировок (см. ВАН ЯНМИНА ШКОЛА). Виднейшими его учениками были Цянь Дэхун, Ван Цзи и другие. Учение Ван Янмина идейно доминировало в Китае до середины 17 в. Оно оказало сильное влияние на развитие философской мысли в Корее и особенно в Японии, где стало ведущим философским течением в период, предшествующий буржуазной «революции Мэйдзи» (1867–1868). В новейшее время воздействие идей Ван Янмина испытали Кан Ювэй, Тань Сытун, Сунь Ятсен, Сюн Шили, Лян Шумин, Фэн Юлань, Хэ Линь и другие китайские мыслители. Последние десятилетия идеологи постконфуцианства (постнеоконфуцианства) за пределами КНР его активно экуменизируют с помощью интерпретации в категориях западной философии.

ВАН ЯНМИНВАН ЯНМИН

ЛИТЕРАТУРА

Кобзев А.И. Теоретическая новация в неоконфуцианстое как текстологическая проблема (Ван Янмин и идейная борьба вокруг «Да сюэ»). – В кн.: Конфуцианство в Китае: проблемы теории и практики. М., 1982
Кобзев А.И. Учение Ван Янмина и классическая китайская философия. М., 1983
История китайской философии. М., 1989
Китайская философия. Энциклопедический словарь. М., 1994
Фэн Юлань. Краткая история китайской философии. М., 1998
Великие мыслители Востока. М., 1998

Также вы можете:

Поиск по алфавиту: