История

Печатать страницу
СОЛОВЕЦКИЙ МОНАСТЫРЬ – крупный центр религиозной жизни России, заложен в 15 в. По монастырскому преданию, в 1428 на карельском берегу Белого моря в поисках пустыннического жития появился уроженец г.Тотьмы Авва Герман. В 1429 к нему присоединился некий Савватий, принявший постриг в 1396 в Кирилло-Белозерском монастыре и живший после того вначале в Валаамском монастыре, а затем «по указанию Божию» направившийся к Белому морю. Вместе с Германом он поселился на Секирной горе (северо-западнее бухты Благополучия) построив там скит. С водружением деревянного креста на перешейке между Святым озером и гаванью Благополучия и началась история заселения этого уголка Русского Севера.

После смерти Савватия в 1435 подвижнической деятельностью в этом крае вместе с Германом стал заниматься родившийся в Прионежье сын богатого новгородца Зосима. Вдвоем они и основали в 1436 общежительный монастырь – «дом Николы и Спаса» на Большом Соловецком острове. К концу 30-х 15 в. монастырь официально признали духовные и светские власти Великого Новгорода, при этом они передали ему все побережье Белого моря и ряд островов Соловецкого архипелага. Здесь землевладельческие интересы монастыря вступили в противоречие с давними покровителями этих земель, постоянно промышлявшими здесь, – новгородцами (именно «жена карельская» Ховра Товутова была собственницей многих здешних земель, и первый реально дошедший документ, где упомянут Соловецкий монастырь – ее дарственная от 1447). Однако самый острый конфликт развернулся у основателей монастыря с новгородской «посадницей» (вдовой посадника) Марфой Исаковой Борецкой, к тому времени – крупнейшей земельной собственницей Новгорода. На нее Зосима и Савватий жаловались высшим духовным властям («отчину нашу отъемлет от нас»), но безуспешно. Лишь покорение Новгорода в 1478 прекратило постоянно тлевший конфликт и сделало монастырь главным и единственным собственником богатейших земель, промысловых угодий и лесов, крупнейшим землевладельцем региона. В том же году умерший Зосима предсказал будущее процветание монастыря и назначил своим преемником игумена Арсения. При нем монастырь обзавелся огромным хозяйством (мельницами, соляными варницами и т.д.)

В 1548 настоятелем обители избрали Филиппа (в миру – Федор Степанович Колычев). При нем была построена система водных каналов, объединивших 53 озера, началось строительство каменных зданий при участии новгородских зодчих Игнатия Салки и Столыпы. Были возведены жилые палаты, Успенский и Спасо-Преображенский соборы (1566). В связи с началом войны России со Швецией на территории монастыря был возведен деревянный острог (1578), а в концу 15 в. завершилось строительство самой Соловецкой крепости из природных валунов (длина стен – 1084 м., толщина до 7 м., высота – до 11 м.). Среди соловчан бытовала легенда о превращении в валуны шведских воинов и их военачальников, вознамерившихся попасть на архипелаг.

С образованием Архангельска (1584) и установлением через него регулярных торговых связей с Западной Европой значение монастыря как беломорской столицы угасло, однако он оставался крупнейшим центром православной религиозности. На острова попадали разные люди – побежденные в религиозных спорах, жертвы политических интриг, опальные бояре.

В первой половине 17 в. в монастыре сложилась парадоксальная ситуация: с одной стороны, упрочивались лучшие традиции как духовной обители («умное делание», любовь к книжности), с другой – возникло имущественное неравенство среди братии. Те, кто не желал мириться с материальным обогащением части монастырской братии, уходил из него и начинал отшельническую жизнь поблизости. По некоторым данным, в 1654 на богомолье в монастырь приходил Степан Разин, уже начавший собирать вокруг себя всех недовольных царскими порядками.

Ко второй половине 60-х 17 в., когда многие соловецкие монахи-старообрядцы отказались принять церковную реформу, начатую Никоном, социальные противоречия вылились в Соловецкое восстание 1666 (против «новопечатных книг»). Московское правительство приняло решение искоренить ревнителей старой веры, собравшихся в монастыре, и направило на Соловки войска. Осада крепости длилась 7,5 лет. В 1676 крепость была взята в результате предательства одного из монахов. Это Соловецкое восстание закончилось жестокими казнями, старообрядческие книги и реликвии были разграблены и уничтожены.

После подавления Соловецкого восстания состав братии изменился, исчезли многие старые традиции. При Петре I деятельность созданного по его распоряжению Синода была направлена на регламентацию расходно-доходной части экономики одного из богатейших монастырей России. В том же направлении действовала и Екатерина II, проведшая в 1764 секуляризацию церковных и монастырских земель.

Соловецкая вотчина отошла в казну, монастырь окончательно перешел в подчинение Синоду. В качестве компенсации за отобранные земли Соловецкому монастырю, как и другим обителям России, выделяло ежегодное денежное содержание. С конца 18 в. распространилась и практика высылки всех «беспокойных» на эти земли (для острастки).

Возрождение монастыря связывают с именем митрополита Герасима (1793–1796). Вместе с обителью в конце 18 в. возродилась и духовная жизнь русского монашества.

В начале 19 в. в монастыре началось развитие островного хозяйства. Были построены Филипповская церковь, Никольский храм, док, каменные набережные, дамба на Большую Муксалму, шлюзы, каналы, пристани. Некоторые деревянные постройки продолжают служить поныне. Во второй трети 19 в. в обители развилась активная издательская деятельность. Игуменом монастыря Досифеем были изданы Описание Соловецкого монастыря, Соловецкий летописец.

В 1854 в Белое море вошла эскадра английских кораблей (Крымская война 1853–1856 в действительности велась на шести морях). 6 июля эскадра подвергла бомбардировке Соловецкий монастырь, однако убитых и раненых не было, а повреждения оказались незначительными. Переговоры с настоятелем монастыря Александром о мирной сдаче обители также ничего не дали. С тех времен на Соловках хранили образ Богородицы, поврежденный неприятельской гранатой.

После Крымской войны культ основателей монастыря Савватия и Зосимы начал привлекать паломников (до12 тыс. чел. за навигацию), их лики изображались на иконах монастыря. Для паломников были построены гостиницы, курсировали пароходы для сообщения с пристанью. Обитель начала наполняться «некнижными» людьми, приобрела «мужицкий характер», в ней было много рыбаков, солдат, кузнецов, крестьян, говоривших: «Молимся да работаем, а труд, известно, – та же молитва»». Это выражение соловчан вошло в русский фольклор. В это время на Соловках насчитывалось до 49 различных производств. В конце столетия здесь была сооружена система судоходных каналов, соединивших 19 озер Большого Соловецкого острова.

На протяжении всего 19 столетия на Соловки попадали не только по собственному желанию. В монастыре оказывались по предписанию Синода те, кто «уклонялся от православия» (сектанты, сторонники иных религий), «кто творил бытие в небрежении», криминальные элементы, политические революционеры и даже те, кто попал под суд «за неведомую вину». Бежать пытались многие, удавалось это не всем. Охраняли каторжников оштрафованные солдаты, для которых сама служба здесь была наказанием. Официально тюрьма при Соловецком монастыре была закрыта в 1903, но ссылка на острова продолжалась до начала Первой мировой войны, при архимандрите Ионакие.

В 1916 монахи – бывшие солдаты из Порт-Артура, поступившие в монастырь по обету, подняли восстание против архимандрита Ионакия. В газетах эти события прошли под названием «соловецкой свары». В результате ее архимандрит Иоанакий покинул острова. Безвластие в обители было особенно ощутимо также в годы Гражданской войны. Здесь находилась вначале роты английских солдат, далее части сербского и финского корпусов Белой Гвардии.

В 1920 монастырь был ликвидирован Советской властью. Приказ о ликвидации отдал знаменитый северный большевик, герой Гражданской войны, архангелогородец А.Н.Кедров (расстрелян в 1937). Культурные ценности монастыря и большие запасы продовольствия были реквизированы. Последний архимандрит монастыря (Вениамин) был отправлен в ссылку, но прожил недолго: был убит грабителями, искавшими «монастырского золото».

На базе монастыря вначале был создан совхоз, затем, в 1923 власти организовали СЛОН («Соловецкий лагерь особого назначения») для «перековки старого человеческого материала в сознательных строителей социализма». Соловецкий архипелаг с его тюрьмами и лагерями стал частью единой системы Главного управления лагерей (ГУЛАГа), что и дало имя знаменитой книге А.И.Солженицина. До 1929 СЛОН имел 5 отделений на архипелаге.

Уже в 1920-е на Соловках находились 25–30 тыс. заключенных (точных данных нет, поскольку необходимые документы 1923–1939 уничтожены). Значительную часть тогдашнего лагерного населения составляли, как и в 19 в., уголовники. К ним прибавились офицеры, дворяне, интеллигенция, члены оппозиционных большевикам политических партий – анархисты, меньшевики, эсеры). Отдельные категории составляли члены националистических партий и союзов, а также духовенство. В ссылку и тюрьму на Соловки попали тогда многие ученые: филолог В.В.Бахтин, философ П.А.Флоренский, историк, культуровед Д.С.Лихачев и другие). Были там и старые партийцы, работники Коминтерна, эмигранты, деятели культуры и искусства (бывший министр культуры Н.Я.Выгодский, художники (О.Э.Браз, К.Н.Половцев и другие.)

В 1937 лагерь превратился в СТОН («Соловецкую тюрьму особого назначения») для содержания политзаключенных. Абсолютное большинство находившихся там в эти годы составляли осужденные по 58 статье («измена Родине»), в том числе – большевики, занимавшие ранее видные государственные посты. Среди заключенных было немало простых крестьян, сельских священников. Условия содержания были тяжелые, многие погибали за несколько месяцев жизни в монастыре. Погибших погребали в безымянных братских могилах. Точное число заключенных, умерших от голода, болезней, непосильного труда и просто расстрелянных без суда и следствия, до сих пор не установлено. Властные и судебные функции выполняла лагерная администрация.

Лагерь просуществовал до 1939. С этого года на Соловках был размещен ученый отряд Северного флота, а в 1942–1943 – школа юнг Военно-морского флота, ее курсанты воевали на фронтах Великой Отечественной войны. Школа просуществовала до 1957. Соловки в это время продолжали оставаться в ведении Министерства обороны.

В 1967 в монастыре был организован филиал Архангельского краеведческого музея, преобразованный в 1974 в Соловецкий государственный историко-архитектурный и природный музей заповедник.

В 1992 Соловецкий монастырь был включен в «Список всемирного наследия» ЮНЕСКО. В августе 1992 сюда вернули мощи преподобных соловецких чудотворцев. С этого времени 22 августа стало праздноваться всей русской православной церковью как Собор соловецких святых.

В 1993 Соловки были внесены в «Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации». Тогда же была начата работа по возвращению в музей вывезенных из его хранилищ художественных ценностей. Кроме музея, в настоящее время в монастыре функционирует отреставрированная обитель для монахов – «Спасо-Преображенский соловецкий ставропигальный монастырь». Монашеская жизнь возрождается в Савватиеве и в Анзоре рядом с монастырем. Регулярно выпускается «Соловецкий православный календарь».

На территории Соловецких островов (преимущественно в самом монастыре или рядом с ним) проживает около 1200 чел. Из них монашествующие или послушники составляют около 30 человек.

Лев Пушкарев

СОЛОВЕЦКИЙ МОНАСТЫРЬСОЛОВЕЦКИЙ МОНАСТЫРЬ

СОЛОВЕЦКИЙ МОНАСТЫРЬСОЛОВЕЦКИЙ МОНАСТЫРЬ

ЛИТЕРАТУРА

История первоклассного ставропигального Соловецкого монастыря. СПб, 1899
Вереш С.В. Соловки. – В кн.: История СССР, 1967, № 3
Лихачев Д.С. Соловки в истории русской культуры. – В кн.: Лихачев Д.С. Раздумья о России. С-Петербург, 1999
Соловецкий монастырь. М., 2000

Также вы можете:

Поиск по алфавиту: