История

Печатать страницу
ДРЕВНЯЯ ГРЕЦИЯ, совокупность греческих государств во II–I тыс. до н.э. Территориальное ядро – южная часть Балканского п-ва (Балканская, или материковая, Греция), а также прилегающие к нему острова и западное побережье Малой Азии.

Термин «Греция», «греки» – негреческого (возможно, иллирийского) происхождения; он вошел в обиход благодаря римлянам, которые первоначально обозначали им греков-колонистов в Южной Италии. Сами греки именовали себя эллинами, а свою страну – Элладой (от названия небольшого города и области в южной Фессалии).

География. Балканская Греция в древности занимала территорию ок. 88 тыс. кв. км. На северо-западе граничила с Иллирией, на северо-востоке – с Македонией, на западе омывалась Ионическим (Сицилийским), на юго-востоке – Миртойским, на востоке – Эгейским и Фракийским морями. Включала три региона – Северную Грецию, Среднюю Грецию и Пелопоннес. Северная Греция горным хребтом Пинд делилась на западную (Эпир) и восточную (Фессалия) части. Средняя Греция отграничивалась от Северной горами Тимфрест и Эта и состояла из десяти областей (с запада на восток): Акарнания, Этолия, Локрида Озольская, Дорида, Фокида, Локрида Эпикнемидская, Локрида Опунтская, Беотия, Мегарида и Аттика. Пелопоннес соединялся с остальной Грецией узким (до 6 км) Коринфским перешейком.

Центральной областью Пелопоннеса была Аркадия, которая граничила на западе с Элидой, на юге с Мессенией и Лаконией, на севере с Ахайей, на востоке с Арголидой, Флиунтией и Сикионией; в крайнем северо-восточном углу полуострова располагалась Коринфия. Островная Греция насчитывала несколько сот островов (самые крупные – Крит и Эвбея), образовывавших три больших архипелага – Киклады на юго-западе Эгейского моря, Спорады в восточной и северной его части и Ионические о-ва у западного Балканская Греция в основном – гористая страна (ее пронизывают с севера на юг два ответвления Динарских Альп) с чрезвычайно изрезанной береговой линией и многочисленными заливами (самые крупные – Амбракийский, Коринфский, Мессенский, Лаконский, Арголидский, Саронический, Малийский и Пагасейский).

Самые крупные из греческих островов – Крит к юго-востоку от Пелопоннеса и Эвбея, отделенная от Средней Греции узким проливом. Многочисленные острова Эгейского моря образуют два больших архипелага – Киклады на юго-западе и Спорады в восточной и северной его части. Самые значительные из островов у западного побережья Греции – Керкира, Левкада, Кефалления и Закинф.

Природные условия. Горные цепи делят Грецию на множество узких и изолированных долин с выходом к морю. Здесь мало обширных плодородных равнин, если не считать Лаконии, Беотии, Фессалии и на Эвбее. В древнегреческий период три четверти территории составляли пастбища и только одна восьмая была занята пашней. Богатством и разнообразием отличался как растительный (дуб, дикий орех, кипарис, каштан, пихта, ель, мирт, лавр, олеандр и пр.), так и животный мир (медведи, волки, лисы, вепри, кабаны, лани, олени, косули, зайцы; в древние времена львы), но особенно много давало море. Недра таили значительные залежи полезных ископаемых, прежде всего железа (Лакония, многие острова), а также серебра (Аттика, Фасос, Сифнос), меди (Эвбея), золота (Фессалия, Фасос, Сифнас), свинца (Кеос), белого мрамора (Аттика, Парос), темно-синей глины (Аттика).

Этнический состав и язык. Греческая народность включала четыре этнические группы – ахейцы, ионийцы, эолийцы и дорийцы, говорившие на своих особых, но близких друг другу диалектах (аттическо-ионийском, эолийском, дорийском, аркадском) и различавшиеся своими обычаями.

История Древней Греции распадается на пять периодов: ахейский (XX–XII вв. до н.э.), гомеровский, или «Темные века» (XI–IX вв. до н.э.), архаический (VIII–VI вв. до н.э.), классический (V–IV вв. до н.э.) и эллинистический (III–II вв. до н.э.).

Ранняя история греческой народности малоизвестна. Ученые спорят, когда и откуда греки пришли на юг Балканского п-ова. Большинство считает прародиной греков северную часть Балкан или территорию совр. Румынии; другие помещают ее в Северное Причерноморье; третьи ищут ее в Малой Азии. Их вторжение датируют то первой половиной III тыс. до н.э., то XVII–XVI вв. до н.э.; основная масса исследователей, опираясь на археологические данные, относит его к концу III тыс. до н.э.

Ахейская Греция. Первым греческим племенем, пришедшим на юг Балкан, были ионийцы, которые особновались преимущественно в Аттике и на гористом побережье Пелопоннеса; затем за ними последовали эолийцы, занявшие Фессалию и Беотию, и (с XX в. до н.э.) ахейцы, вытеснившие ионийцев и эолийцев с части освоенных ими территорий (северо-восточная Фессалия, Пелопоннес) и овладевшие основной частью Балканской Греции. К моменту вторжения греков этот регион был заселен пеласгами, лелегами и карийцами, находившимися на более высоком уровне развития, чем завоеватели: у них уже наступила эпоха бронзы, началось социальное расслоение и формирование государства, возникли протогорода (раннеэлладский период XXVI–XXI вв.). Греческое завоевание происходило постепенно и растянулось на несколько веков (XXIII–XVII вв. до н.э.). Как правило, пришельцы силой захватывали новые территории, уничтожая местных жителей и их поселения; в то же время имела место и ассимиляция.

Хотя ахейцы несколько обогатили технологический (гончарный круг, повозка, боевая колесница) и животный (лошади) мир завоеванных областей, их вторжение привело к определенному хозяйственному и культурному регрессу – резкому сокращению производства металлических орудий (преобладают каменные и костяные) и исчезновению городского типа поселения (доминируют маленькие деревни с небольшими глинобитными домами). По всей видимости, в среднеэлладский период (XX–XVII вв. до н.э.) уровень жизни ахейцев был очень низок, что обеспечивало длительное сохранение имущественного и социального равенства; постоянная необходимость вести борьбу за средства к существованию с соседними ахейскими племенами и остатками местного населения обуславливала военно-общинный характер их жизненного уклада.

В XVII в. до н.э. этот военно-демократический строй сменяется военно-аристократическим; начинается позднеэлладский, или микенский, период истории Ахейской Греции (XVI–XII вв.). Очевидно, в результате постоянных войн происходит возвышение отдельных ахейских общин, подчиняющих себе соседние поселения, а внутри них – концентрация политической власти и материальных средств в руках вождя и его рода. Из страны укрепленных поселков Греция превращается в страну мощных крепостей, доминирующих над сельской округой. Возникают протогосударства, ахейские царства, среди которых выделяются Микены, Тиринф, Пилос, Афины, Фивы и Иолк. Смыслом их существования была борьба за контроль над ресурсами (плодородными землями, скотом, полезными ископаемыми, прежде всего металлами). Сохранение ресурсов обеспечивалось как системой их скрупулезного учета, так и мобилизацией усилий по их защите (строительство укреплений, производство оружия). Приобретение ресурсов осуществлялось путем войн, грабительских набегов, пиратства и, гораздо реже, внешней торговли.

Каждое ахейское царство представляло собой объединение отдельных сельских общин (дамосов) в одну макрообщину-государство. Человек мог реализовать себя только в рамках этих двух типов общин, монополизировавших все ресурсы, прежде всего землю, которая делилась на землю дворца и землю дамоса. Как и крестьянин от своей общины, дворцовый служащий получал от государства в условное держание соответствующий его статусу участок земли; вероятно, в этой системе не был исключением и царь. В микенскую эпоху (по крайней мере, в первый ее период) не существовало каких-либо форм частной собственности на землю; она предоставлялась исключительно во временное пользование, которое, однако, фактически носило наследственный характер, обусловленный традиционной преемственностью занятий как в семьях крестьян и ремесленников, так и в семьях дворцовых служащих.

Государство рассматривало сельскую общину лишь как объект эксплуатации и ограничивало свои отношения с ней изъятием части ресурсов (рабочей силы, сырья) и произведенных продуктов (продовольствия, ремесленных изделий); оно не занималось, в отличие от Древнего Востока, организацией производства (земледелия, ирригационной системы). Подвластная территория делилась на районы, управляемые наместниками, которые отвечали за исправное поступление в казну податей; им подчинялись низшие чиновники, контролировавшие исполнение тех или иных повинностей жителями отдельных поселений.

Социальная структура базировалась на существовании двух основных групп – управленцы во главе с царем и исполнители определенных экономических функций (земледелие, скотоводство, ремесло); исполнители делились на две категории – государственные исполнители (ремесленники, работавшие по заказу (талассия) дворца и получавшие от него натуральную оплату), и податное население (крестьяне), обязанное поставлять государству сырье (в основном металл), продовольствие и выполнять трудовые повинности. Вне рамок общины находились рабы и «божьи рабы». Рабы (преимущественно женщины и дети) в большинстве случаев были, очевидно, людьми, захваченными на войне; они могли находиться как в коллективной (государственной), так и в индидуальной собственности и являлись, как правило, слугами; их роль в хозяйстве была сугубо вспомогательной. «Божьи рабы», чье происхождение не совсем ясно, являлись арендаторами земли или у общины, или у ее членов-пользователей.

В экономике ведущее значение имели земледелие и скотоводство. Культивировали пшеницу, ячмень, горох, бобы, чечевицу, оливки; возможно, часть оливкого масла шла на экспорт. Разводились быки, овцы, свиньи, лошади, ослы и мулы. Среди ремесел выделялись кузнечное (оружие и доспехи, орудия труда, украшения) и гончарное дело, ткачество и монументальное строительство.

Ахейская Греция сильное испытала влияние соседней критской (минойской) цивилизации, от которой заимствовала ряд технических и культурных достижений (водопровод, канализация, некоторые виды оружия и одежды, линейное слоговое письмо и т.д.). (См. МИНОЙСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ). Однако микенскую цивилизацию нельзя считать производной от минойской. В отличие от Крита, Греция II тыс. до н.э. была миром агрессивной военной аристократии, политическая и хозяйственная система – механизмом реализации ее господства над миром сельских труженников, искусство – формой утверждения ее ценностей (война и охота как ведущие его темы, монументальная крепостная архитектура, высокое качество отделки оружия).

Вся история ахейского мира – это история кровопролитных войн. Порой несколько царств объединялись в борьбе против более богатого и могущественного (поход семи аргосских царей против Фив) или для заморской грабительской экспедиции (Троянская война). К XIV в. до н.э. усиливаются Микены, которые начинают претендовать на роль гегемона Ахейской Греции. В XIII в. до н.э. микенским царям удается путем династического брака подчинить Спарту и добиться подчинения (по крайней мере, формального) ряда других ахейских государств (Тиринф, Пилос). Данные мифологии показывают, что в Троянской войне микенский царь Агамемнон воспринимался другими греческими царями как верховный правитель. В XV–XIII вв. до н.э. ахейцы начинают военную и торговую экспансию в Среднеземноморье. В конце XV в. до н.э. они, вероятно, устанавливают контроль над Критом, в XIV–XIII вв. до н.э. основывают колонии на западном и южном побережье Малой Азии, на Родосе и Кипре, в Южной Италии. Ахейские отряды принимают участие в нашествии «народов моря» на Египет.

Непрерывные войны приводили, с одной стороны, к истощению и уничтожению человеческих и материальных ресурсов Ахейской Греции, а с другой, к обогащению его правящей элиты. Углубляется отчуждение сельских дамосов от государства, которое все более становится орудием личной власти царя. В конечном итоге, могучие цитадели оказываются в окружении враждебного сельского мира, экономически отсталого и социально недифференцированного.

Внутреннее ослабление ахейских царств сделало их уязвимыми перед лицом внешней опасности. В конце XIII в. до н.э. северобалканские племена (как греческого, так и фракийско-иллирийского происхождения) вторглись в Грецию. Хотя часть цитаделей устояла (Микены, Тиринф, Афины), некоторые государства были уничтожены (Пилос) и, что особенно важно, был нанесен сокрушительный удар по ахейской экономике и по системе эксплуатации сельской округи. В XII в. до н.э. быстро деградируют ремесла и торговля и резко сокращается численность населения; пришельцы основывают ряд поселений, которые некоторое время сосуществуют с выжившими ахейскими; целостность округи разрывается и отношения ее с цитаделью ослабевают. Лишившись своей экономической основы, уцелевшие твердыни в XII в. до н.э. приходят в полный упадок.

Гомеровский период, или «Темные века». Период XI–IX вв. называется «Гомеровским», так как главным источником информации о нем являются поэмы Гомера Илиада и Одиссея. См. также ГОМЕР.

В конце XII в. до н.э. в Грецию вторглись племена греков-дорийцев. Пройдя Среднюю Грецию, они осели в Мегариде и в юго-восточной части Пелопоннеса – в Коринфии, Арголиде, Лаконии и Мессении. Дорийцы также овладели рядом островов в южной части Кикладского и Спорадского архипелагов (Мелос, Фера, Кос, Родос), равнинной частью Крита, вытеснив остатки минойско-ахейского населения в горные районы, и юго-западным малоазийским побережьем (Дорида Малоазийская). Родственные дорийцам северо-западные греческие племена обосновались в Эпире, Акарнании, Этолии, Локриде, Элиде и Ахайе. Ионийцы, эолийцы и ахейцы удержались в Фессалии, Беотии, Аттике и Аркадии; часть их эмигрировала на острова Эгейского моря и в Малую Азию, западное побережье которой колонизовали ионийцы, а северо-западное – эолийцы.

Дорийское завоевание, как и ахейское в начале II тыс. до н.э., привело Грецию к новому регрессу – резкому сокращению численности населения, падению жизненного уровня, прекращению монументального и вообще каменного строительства, упадку ремесла (ухудшение технического и художественного качества изделий, сокращение их ассортимента и количества), ослаблению торговых контактов, утрате письменности. С падением ахейских цитаделей на всей территории Греции (в том числе и на не занятых дорийцами) исчезли прежние государственные образования и утвердился первобытно-общинный строй; вновь основной формой поселения стали небольшие бедные родовые поселки. Из достижений микенской цивилизации дорийцы заимствовали только гончарный круг, технику обработки металла и кораблестроения, культуру выращивания винограда и оливковых деревьев. В то же время дорийцы принесли с собой искусство выплавки и обработки железа, практику использования его не только в качестве украшений (как в микенскую эпоху), но в производстве и в военном деле. Наступление железного века имело огромное значение – металл стал дешев и широкодоступен, что способствовало росту хозяйственной самостоятельности отдельной семьи и ослаблению ее экономической зависимости от родовой организации.

XI–IX вв. до н.э. – эпоха господства натурального хозяйства. Особую роль приобрело скотоводство: скот был и критерием богатства, и мерилом стоимости. Основным типом социальной организации стала сельская община (демос), жившая на небольшой территории и стремившаяся в полной изоляции; часто несколько поселков (обычно в целях обороны) объединялись вокруг наиболее укрепленного селения, становившегося центром расширившейся таким образом общины (протополис). В итоге Греция превратилась в страну мелких самоуправляющихся округов. Община и составлявшие ее роды и семьи производили все необходимое для себя сами – возделывали землю, пасли скот, создавали простейшие изделия (одежду, посуду, орудия труда); профессионализация занятий ушла вместе с микенской эпохой. Потребность в сложных ремесленных изделиях была слабой; поэтому специалисты-ремесленники (демиурги) оказались на обочине экономики: чаще всего они вели бродячую жизнь, получая средства к существованию благодаря индивидуальным и случайным заказам на оружие, доспехи или украшения. Община практически не имела контактов с окружающим миром; отношения с соседями, как правило, отличались враждебностью; пограничные конфликты и грабительские набеги были обычной практикой. Широко распространилось пиратство, почти полностью вытеснившее торговлю: при скудости ресурсов греки того времени мало что могли предложить для обмена.

Социальная и политическая структура основывалась на кровно-родственном принципе. Община состояла из родов и их объединений (фил и фратрий), которые во время войны выступали как войсковые подразделения, а в мирное время образовывали народное собрание. Отношения внутри общины (между филами и фратриями) нередко были очень напряженными; конфликты часто приводили к междоусобицам и кровной мести. Принадлежность к роду являлась единственной гарантией прав, жизни и имущества человека гомеровской эпохи; вне родовой организации он был практически беззащитен – не существовало ни законов, ни авторитетных институтов власти. В то же время земля считалась собственностью уже не рода, а всей общины, и она распределялась (и периодически перераспределялась между ее членами); постепенно надел закреплялся за индивидуальной семьей.

Рабство не играло большой экономической роли. Основную часть рабов, как и в микенскую эпоху, составляли женщины и дети, использовавшиеся на вспомогательных работах в домашнем хозяйстве. Мужчины-рабы обычно выполняли обязанности пастухов. Рабы были преимущественно военнопленными. Рабство имело патриархальный характер, и уровень жизни рабов мало отличался от уровня жизни их хозяев. Не существовало института государственного рабства; рабы находились в собственности отдельных семей и родов.

Постепенно в общине, где первоначально царило «равенство в бедности», усиливался процесс социальной дифференциации, которому способствовали постоянные внутренние и внешние военные конфликты. Победа над соседним демосом или над соперничающим родом приводила к обогащению и росту влияния отдельных родов, тех или иных их членов или военного предводителя. Военная добыча давала средства для ведения хозяйства на нескольких наделах, для приобретения более качественного вооружения (тяжеловооруженного воина или даже всадника), для систематической военной подготовки и для создания запасов продовольствия на случай недорода или стихийных бедствий. Остальные общинники не обладали такими возможностями, чтобы обеспечить нормальное функционирование своего хозяйства, защитить себя от притеснений или претендовать на значительную часть добычи, особенно в условиях дробления наделов, вызванного демографическим ростом. В результате образовалась группа людей (феты), вынужденных отказываться от своих наделов и уступать их более состоятельным соседям; они превратились в безнадельных арендаторов; с другой стороны, возникла категория «многонадельных общинников», составлявших социальную элиту.

Традиционная политическая структура общины включала народное собрание (все свободные мужчины-воины), совет старейшин (герусия, ареопаг) и выборного военного вождя (басилея). Появление элиты, однако, привело к ее трансформации, которая происходила разными путями. В общинах, в которых доминировал только один род, он постепенно узурпировал военные, религиозные и судебные функции; выборный военный вождь превращался в наследственного патриархального монарха. Однако чаще лидирующие позиции в общине занимали несколько знатных родов. Аристократы играли ведущую роль в сражениях, которые представляли собой, как правило, серию поединков всадников или тяжеловооруженных воинов. Их авторитет защитников демоса давал им право решающего голоса в народном собрании; из них избирали предводителя общинного ополчения, к ним обращались для разбора судебных тяжб. В своих филах и фратриях они являлись жрецами родовых культов. Остальные общинники (народ) вытесняются на периферию общественной и политической жизни. В то же время постоянное соперничество внутри аристократии препятствовало чрезмерному возвышению отдельных ее представителей. Рост могущества аристократии как таковой в IX в. до н.э. проявился также в ослаблении патриархальной монархии в тех протополисах, где она прежде установилась: царский род постепенно утрачивает свои привилегии, и монополизированные им должности (функции) становятся выборными, превращаясь в достояние всей элиты.

ГОМЕРГОМЕР

 Архаическая Греция.

Социально-экономические проблемы и способы их решения. Период VIII–VI вв. до н.э. – время грандиозных перемен в древнегреческом мире. Причиной их стал кризис, затронувший многие населенные греками регионы, который был вызван коллизией между постоянно растущим населением и сокращением продовольственных ресурсов в результате постепенного истощения почв. Ситуацию обостряла сложившаяся система социально-экономических отношений: обычай равного разделения наследуемой земли между сыновьями в условиях господства частного аристократического землевладения способствовал расширению земельного рынка. Демографический взрыв приводил к дроблению наделов на мелкие участки, которые уже не могли прокормить их владельцев, и они были вынуждены закладывать или продавать их своим богатым сородичам или соседям.

Греческое общество попыталось найти адекватный ответ на брошенный ему вызов. Существовало два пути решения проблемы – внутренний и внешний. Первый заключался в более эффективном использовании имеющихся пахотных земель и их увеличении за счет расчистки лесистых территорий, что потребовало новых, более совершенных орудий труда. В VIII–VI вв. до н.э. значительно увеличилось количество железных орудий, расширился их ассортимент и улучшилось их качество. Железный топор облегчил борьбу с деревьями и кустарником, а железные лемех, кирка, мотыга и серп позволили повысить урожайность.

Второй способ решения проблемы – внешняя экспансия, которая могла быть насильственной или мирной. Насильственная экспансия – захват новых земель вне пределов государства (внутригреческие войны, выведение колоний) – была по своей природе достаточно консервативным явлением: на занятых территориях греки стремились возродить древний общинный уклад.

В VIII–VI вв. до н.э. ряд государств (Спарта, Аргос) пытался силой отнять земли у своих соседей (Мессенские войны и др.). Однако относительное равенство военного и человеческого потенциала многих протополисов часто превращало такую агрессию в бесконечную череду войн, максимально истощавших силы сторон и не приносивших победы ни одной из них.

Более перспективным оказалось основание колоний в далеких заморских землях (Великая греческая колонизация). Выведение колонии начиналось с записи всех желающих и назначения руководителя (ойкиста). В состав колонистов могли входить не только жители города (метрополии), организующего экспедицию, но и обитатели соседних областей. В VIII в. до н.э. участие в колонизационной экспедиции принимало, как правило, не более нескольких сот человек. По прибытии ойкист выбирал точное место будущего поселения, намечал его план (расположение храма, главной площади (агоры), гавани, жилых кварталов, стен), совершал необходимые обряды перед началом строительства, делил между колонистами землю и организовывал систему управления. Основанная колония (апойкия) считалась независимым полисом, сохраняя, однако, тесные связи с метрополией (общие культы, торговые отношения, военная поддержка). Наиболее активно колонизационную деятельность осуществляли Халкида Эвбейская, Мегары, Коринф, Фокея и, особенно, Милет, основавший около девяноста поселений.

Успешной колонизационной деятельности способствовал прогресс в кораблестроении. На основе достижений финикийских судостроителей были созданы два новых типа корабля – пентеконтера и триера. Военная пентеконтера представляла собой судно с пятидесятью гребцами, с палубой и помещением для воинов и с медным тараном впереди; торговая пентеконтера отличалась высокими и округлыми носом и кормой, а также обширным трюмом. Более поздняя триера являлась быстроходным военным кораблем с экипажем в двести гребцов; первые триеры были построены в Коринфе на рубеже VIII–VII вв. до н.э.

Греческая колонизация шла в трех направлениях: западном, северо-восточном и юго-восточном. Самым популярным было западное направление (Сицилия, Южная Италия, иллирийское побережье, Южная Галлия, Иберия); ведущую роль здесь играли ионийцы и дорийцы. Первой западной колонией стал город Кумы, основанный халкидянами в середине VIII в. до н.э. в Кампании (Южная Италия). Наиболее интенсивно осваивались Сицилия (Сиракузы, Гела, Акрагант, Занкла) и Южная Италия, получившая из-за большого числа греческих поселений название «Великая Греция» (Регий, Тарент, Сибарис, Кротон, Посидония, Неаполь). Крупнейшей западной колонией вне Великой Греции являлась Массалия (совр. Марсель), выведенная ок. 600 до н.э. фокейцами недалеко от устья Родана (совр. Роны), которая вскоре превратилась в центр греческой торговли в Западном Средиземноморье.

На северо-восточном направлении (Фракия, Мраморное море, Черное море) безусловное лидерство принадлежало ионийцам. Первыми колониями в этом районе были основанные в 756 до н.э. милетянами Кизик на южном побережье Мраморного моря и Синопа в Южном Причерноморье. Помимо них крупнейшими греческими поселениями стали Потидея и Олинф на п-ове Халкидика, Абдеры во Фракии, Сест и Абидос на Геллеспонте, Византий и Халкедон на Босфоре, Гераклея, Трапезунд, Истрия, Одесс, Ольвия, Херсонес (совр. Севастополь), Пантикапей (совр. Керчь) и Феодосия в Причерноморье.

Юго-восточная волна колонизационного движения осваивала южное побережье Малой Азии, Кипр, Египет и Ливию. Во главе его стояли дорийцы и ионийцы. Сложность проникновения в эти районы заключалась в том, что они, как правило, находились под контролем могущественных восточных монархий (Ассирии, Египта, Вавилонии, Лидии); кроме того, греки столкнулись с сильной конкуренцией финикийцев (особенно на Кипре), также проводивших широкую колонизационную экспансию. Поэтому апойкиям не всегда удавалось стать независимыми центрами, и общее их число было сравнительно невелико. Относительно благоприятные условия существовали только на ливийском побережье, где дорийцы вывели группу процветающих поселений (Пентаполис, или Пятиградье) во главе с Киреной. Из других греческих колоний юго-востока выделялся Навкратис, основанный милетянами в середине VII в. до н.э. в дельте Нила.

Несмотря на первоначально земледельческую направленность Великой колонизации, многие поселения постепенно превратились в крупные ремесленные центры, ведущие интенсивный обмен с местным населением, а также в центры посреднической торговли. Тем самым они оказали влияние на экономику самой Греции, стимулировав развитие в ней товарного производства.

До этого времени греческая цивилизация представляла собой замкнутую самовоспроизводящуюся систему, которая функционировала на этнически ограниченной территории, имеющей ограниченные ресурсы. Однако колонии, созданные с целью сохранения ее замкнутости, напротив, дали ей возможность открыться остальному миру. Она вышла за пределы населенных греками территорий и вовлекла в свою орбиту многие чужие страны и племена, получив доступ к их материальным и культурным богатствам. Греческая система метрополии-колонии стала, вслед за финикийской, структурой, объединяющей многообразный средиземноморский ареал.

В итоге в Греции восторжествовал второй тип внешней экспансии – мирный (торговый). Новая ситуация позволила ряду полисов (Афины, Эгина) отказаться от преимущественной ориентации на выращивание зерновых в пользу экспортных сельскохозяйственных культур (винограда, оливок), возделыванию которых особо благоприятствуют почвы и климат большей части Греции, и ремесленных изделий (прежде всего гончарных и кузнечных), конкурентоспособность которых обеспечивалась давними традициями мастерства и наличием высококачественного сырья. Ремесло отделяется от земеледелия; ремесленный труд специализируется. Центр экономической жизни перемещается из деревни в город, интересы которого направлены не вглубь материка, а на море; новые города теперь основываются на побережье рядом с удобными бухтами, а старые (Афины, Коринф) устанавливают тесные связи с близлежащими портами.

 Социально-политическая структура. Архаическая эпоха ознаменовалась двумя ведущими тенденциями – стремлением в объединению и, с другой стороны, трансформацией аристократического строя. Первая тенденция наиболее полно выразилась в синойкизме («совместном поселении»), объединении нескольких ранее независимых общин путем переселения их жителей в уже существующий или новооснованный укрепленный центр (Фивы, Афины, Сиракузы). Кроме того, возникают религиозные (вокруг святилищ; например, храма Аполлона в Дельфах и храма Деметры в Ателе) и политические союзы, объединяющие группы государств определенной области (Беотийский и Фессалийский союзы), целого региона (Пелопоннесский союз, Панионийский союз) или даже различных регионов греческого мира (священная Дельфийская амфиктиония).

Эволюция аристократического строя прошла два этапа. На первом (VIII – первая половина VII в. до н.э.) экономическое и политическое могущество аристократии в целом усиливается. В социально-экономической сфере она успешно разрушает общинные традиции, в первую очередь в сфере землепользования. Это позволяет ей в условиях обеднения основной части рядовых общинников сконцентрировать в своих руках значительные земельные богатства; многие крестьяне попадают в долговую кабалу. В политической сфере, наоборот, аристократия стремится использовать прежние общинные институты коллективной власти, в первую очередь совет старейшин, чтобы снизить значение институтов индивидуальной власти (прежде всего царской). К началу VII в. до н.э. монархический строй фактически прекращает свое существование в Аттике, Беотии, государствах северо-восточного Пелопоннеса, многих городах Малой Азии. В большинстве случаев это изменение обходится без насилия: при царе создается коллективный орган (эфорат, коллегия эфетов), к которому переходят его основные функции, за исключением, как правило, жреческих; его должность превращается в выборную, т.е. оказывается достоянием всей аристократической элиты. Нередко высшим органом исполнительной власти становится коллегия из магистратов, избираемых на определенный срок (обычно на год) и обязанных отчитаться перед аристократическим советом по истечении срока своих полномочий. В этой системе народное собрание, сохраняясь как институт, играет чрезвычайно малую роль.

Однако чрезмерное возвышение аристократии таило в себе неизбежное ее ослабление. Разрушая или выхолащивая общинные традиции, она тем самым подрывала основу своей власти: сохранение общины гарантировало традиционный статус ее членов, в том числе авторитет аристократии и тех политических институтов, в которых ей принадлежала руководящая роль. Выталкивая обедневших крестьян за рамки общины и отнимая у них землю – основу их традиционного статуса, знать уже не могла рассчитывать на их лояльность к существующему порядку. С другой стороны, к середине VII в. до н.э. аристократия утратила свои лидирующие позиции в военной сфере – то, что прежде определяло ее общественную значимость. Широкое распространение железного оружия и доспехов и их относительная дешевизна по сравнению с бронзовыми меняет социальный состав тяжеловооруженной пехоты (гоплитов), рекрутирующейся ныне из средних слоев города и деревни. Роль гоплитов в сражении резко возрастает в связи с распространением нового типа боевого строя – фаланги: тяжеловооруженные воины строились в несколько рядов в вытянутый прямоугольник и с выставленными вперед копьями двигались на врага. Значение аристократической конницы и колесниц в бою падает; битва из серии поединков превращается в столкновение двух гоплитских армий. Главным защитником государства становится не знать, а средние слои.

Распад традиционных структур лишает единства и саму аристократию. Если прежде соперничество ее членов сглаживалось клановой и родовой солидарностью, то теперь торжествует индивидуалистический принцип. Они стремятся уже не столько к признанию в своем сословии и к славе среди сограждан, сколько к личной власти и богатству. Представители знатных семей нередко порывают со своим окружением, или покидая родной полис (в качестве ойкистов или предводителей наемных отрядов) или вступая в конфликт со своим классом (как участники антиправиательственных выступлений или даже как тираны).

Кризис аристократического строя становится очевидным во второй половине VII в. до н.э. В то же время возрастает роль городского демоса (городских землевладельцев, торговцев, ремесленников, строительных рабочих, матросов, грузчиков) сначала в экономической, а затем и в социально-политической жизни. Вместе с сельским демосом, теряющим землю и средства к существованию, городской демос, не имеющий доступа к управлению, образует большинство, враждебное существующему порядку. Утрата широкой социальной поддержки приводит к падению аристократических режимов во многих греческих государствах. Отстранение прежней элиты от власти осуществляется как мирным (запись законов, эсимнетия), так и насильственным путем (тирания).

Первым шагом на пути ограничения всевластия элиты и превращения хаотического аристократического общества в упорядоченное гражданское явилась запись законов. Знать уже давно монополизировала привилегию толковать нормы обычного права; отсутствие фиксированного законодательства обеспечивало ее господство и облегчало произвол по отношению к непривилегированным. В первой половине VII в. до н.э. такая запись была произведена в Коринфе и Фивах номофетами («законодателями») Фидоном и Филолаем, а в 621 до н.э. в Афинах архонтом Драконтом. Кодификация законов в ряде греческих государств осуществлялась эсимнетами («устроителями») – посредниками, избранными общиной для форсированного упорядочения гражданских дел (Питтак в Митилене на Лесбосе, Солон в Афинах, Харонд в Катане, Залевк в Локрах Эпизефийских), которые не только записывали существующие правовые нормы, но и «улучшали» (реформировали) их. Особое внимание уделялось регулированию судопроизводства, охране собственности и заботе о нравственности. Поскольку привилегии родовой аристократии не фиксировались законодательством, они тем самым оказывались вне правового поля (в том числе обычай кровной мести, важнейший элемент образа жизни знатного человека); это открыло путь к изменению признака принадлежности к социальной элите – принцип рождения постепенно вытесняется имущественным принципом (тимократия): аристократ, утративший свое состояние, терял и свои привилегии. Некоторые «устроители» даже разделили всех граждан по имущественному цензу, сделав его критерием их политической правоспособности.

В ряде случаев эсимнеты пытались законодательно восстановить прежний «справедливый» социально-экономический порядок, когда земля находилась в собственности общины и была равно разделена между ее членами. С этой целью Солон в 594 до н.э. в Афинах провел сисахфию («стряхивание бремени»), упразднив долги и долговое рабство и вернув прежним хозяевам заложенные земли. Тем самым был поставлен предел росту крупных поместий, экономического фундамента господства аристократии. См. АФИНЫ.

В VII–VI вв. до н.э. основной формой насильственного уничтожения аристократического режима была тирания, которая, в отличие от тирании IV в. до н.э., называется старшей. Тирания – это правление человека, силой захватившего власть и осуществлявшего ее вне законных политических институтов. Старшие тираны обычно не занимали никаких постов; они сохраняли традиционные органы управления государством, но лишали их какого-либо политического значения. Тирания была достаточно распространенным явлением архаического греческого мира, однако она в неодинаковой степени затронула основные его регионы. Большинство тиранических режимов возникло в наиболее экономически развитых государствах, где росло влияние городского демоса, прежде всего в районе Истма, в Ионии и на островах: тирания Кипселидов в Коринфе (657–584), Орфагоридов в Сикионе (655–555), Писистратидов в Афинах (560–510 с перерывами), Феагена в Мегарах (вторая половина VII в. до н.э.), Перилла в Аргосе (VI в. до н.э.), Прокла в Эпидавре (вторая половина VII в. до н.э.), Фрасибула в Милете (конец VII в. до н.э.), Мирсила в Митилене (рубеж VII–VI вв. до н.э.) и Поликрата на Самосе (538–522). Из периферийных греческих областей тирания более всего распространилась в Сицилии; наиболее известно правление Фалариса в Акраганте ((570–554) и Пантареидов в Геле (505–491). В то же время отсталые области Балканской Греции (Аркадия, Элида, Ахайя, Фокида, Локрида, Этолия, Акарнания, Фессалия) практически не знали такой политической формы.

Обычно тиранами становились выходцы из аристократического слоя (Кипсел, Писистрат, Фрасибул). Нередко перед переворотом они занимали высокие гражданские и особенно военные должности (полемарха, стратега), которые позволяли им снискать авторитет у гоплитов – основной военной силы в государстве. При захвате власти тираны опирались на неаристократические слои, особенно средних и мелких земледельцев; в ряде случаев – на неполноправные и беднейшие группы населения (Писистрат, Перилл). Успешный переворот сопровождался истреблением или изгнанием правящей аристократии (иногда царя), конфискацией ее собственности, которая раздавалась сторонникам тиранов.

Тираны часто окружали себя телохранителями и опирались на наемников. Важнейшие посты занимали их родственники и приверженцы. Внутренняя политика старших тиранов носила явно антиаристократический характер: они нередко терроризировали и уничтожали родовую знать, облагали высокими налогами крупных землевладельцев, вводили запрет на излишнюю роскошь. Тираны пытались навязать обществу принудительное политическое равенство, подавив самую активную его часть – знать. С другой стороны, они оказывали поддержку остальным слоям населения: расширяли состав гражданского корпуса, предоставляли зерновые ссуды крестьянам, покровительствовали торговцам и ремесленникам. Стремясь избавиться от нежелательных элементов и решить земельный вопрос, тираны порой поощряли колонизацию. Однако, создавая благоприятные условия для экономической деятельности городского и сельского демоса, они пытались отстранить его от политической жизни и лишить его какого-либо военного значения (разоружение гоплитов, запрет собираться на рыночных площадях, ограничение посещений крестьянами города). Усиление фискального гнета и отсутствие каких-либо гарантий прав граждан в конечном итоге оттолкнули от тиранов широкие группы населения, в первую очередь городской средний слой. Сужение социальной базы тиранических режимов стало причиной их повсеместного исчезновения к концу VI в. до н.э., прежде всего в Балканской Греции; они сохранились только в Малой Азии (при поддержке персов) и на Сицилии. Тирания сыграла важную историческую роль, ибо содействовала крушению аристократии и подготовила утверждение гражданской общины: она способствовала политическому нивелированию общества и в то же время дала ему возможность осознать опасность крайнего индивидуализма, олицетворяемого тиранами.

К концу VI в. до н.э. в подавляющем большинстве греческих государств установился республиканский строй, при котором политический суверенитет принадлежал «народу» – совокупности полноправных граждан: мужчин, коренных жителей данной местности, владевших наследственными земельными участками (при верховной собственности на землю всей общины). Гражданин имел право участвовать в народном собрании (экклесии), служить в армии, избирать и быть избранным на государственные должности. Народное собрание формировало Совет (буле) – высший орган управления и избирало на определенный срок магистратов, которые по истечении полномочий отчитывались перед ним; постоянного чиновничества практически не было. В зависимости от состава гражданского корпуса различалось две формы республиканского строя – олигархия и демократия. Если при демократии все члены общины пользовались равными политическими правами, то при олигархии степень обладания ими определялась имущественным цензом: лица с небольшим доходом или выводились за рамки гражданского коллектива и не допускались к воинской службе, или переводились в категорию «пассивных» граждан, лишенных доступа к государственному управлению. Крупнейшей демократией в Греции к началу V в. до н.э. были Афины; олигархиями – Коринф и Фивы. Особый полуолигархический-полудемократический вариант республиканского устройства представляла Спарта, где принадлежность к гражданству определялась не принципом оседлости, а историческими условиями дорийского завоевания: только часть местного населения (потомки одного из дорийских племен) входила в гражданскую общину (общину «равных») с демократическим типом управления, которая, однако, по отношению к остальным группам местного населения – периэкам (потомкам других дорийских племен) и илотам (покоренным ахейцам) – выступала как олигархия. См. СПАРТА.

Итогом социально-политического развития архаического периода стало рождение классического полиса – небольшого города-государства: несколько селений вокруг одного городского центра общей площадью в среднем 100–200 кв и с населением в 5–10 тыс. чел. (из них граждан 1–2 тыс.). Город являлся местом общественно значимых событий – религиозных обрядов и празднеств, народных собраний, театральных представлений, спортивных состязаний. Средоточием полисной жизни были центральная городская площадь (агора) и храмы. Духовную основу полиса составляло особое полисное мировоззрение (идеал общественно активного свободного гражданина, патриота и защитника отечества; подчинение личных интересов общественным). Небольшие рамки города-государства позволяли греку ощущать свою тесную связь с ним и свою ответственность за него (прямая демократия).

 Культура. Архаическая эпоха стала важной вехой в развитии древнегреческой культуры. На рубеже IX–VIII вв. до н.э. возродилась письменность (забытая в гомеровский период). По преданию, Кадм, сын финикийского царя Агенора, приплыл на о. Фера и научил местных греков финикийскому способу письма; на его основе те создали свой алфавит (ахейский), позже включив в него и символы для обозначения гласных звуков. С островов Эгейского моря он проникает в Аттику, затем распространяется на Пелопоннесе, в Фессалии, Беотии и Фокиде; возникают разные его варианты, которые составляют две основные группы – западногреческую (беотийский, лаконский, аркадский) и восточногреческую (староаттический, милетский, коринфский). Самым совершенным был милетский алфавит, постепенно ставший общегреческим. В VIII в. до н.э. греки писали, как и финикийцы, справа налево; в VII в. до н.э. они перешли на бустрофедон (как пашут поле на быках – чередование строк справа налево и слева направо); в VI в. до н.э. греки начинают наносить буквы слева направо. Законы и памятные надписи вырезались на деревянных досках, каменных, мраморных и бронзовых плитах; все остальные тексты писались на коже, древесном лыке, холсте, глиняных черепках и деревянных вощеных табличках, позже на папирусе (из волокнистой сердцевины камыша), доставляемом из Египта. Знаки прочерчивали грифелем или рисовали камышевыми кисточками, обмакиваемыми в чернила из сажи с добавлением клея или из отвара корней марены.

Распространение письменности дало толчок развитию древнегреческой литературы. В VIII в. до н.э. были записаны гомеровские поэмы, прежде распевавшиеся аэдами. В конце VIII в. до н.э. Гесиод создал два новых вида эпической поэзии – дидактическую (Труды и дни) и генеалогическую (Теогония). С середины VII в. до н.э. ведущим жанром стала лирика, родоначальником которой был Архилох Паросский; ее расцвет связан с именами Алкея, Сапфо, Тиртея, Стесихора, Анакреонта, Симонида Кеосского и др. К архаическому периоду относится и рождение драмы; возникшая в Пелопоннесе, она расцветает во второй половине VI в. до н.э. в Афинах (трагедии Феспида и Фриниха); оформляется древнегреческий театр. Появляются прозаические жанры: историописание (логографы Гекатей Милетский и др.), философская проза (Фалес, Анаксимандр, Гераклит), басня (Эзоп).

Бурно развивается градостроительство (каменные здания, планировка городского комплекса, водопровод). Возрождается монументальная архитектура (прежде всего возведение храмов); внедряется новый способ строительства с помощью огромных каменных блоков, промежутки между которыми заполняются мелкими камнями и щебнем. Изобретается ордерная система сочетания несущих (колонна с базой и капителью) и несомых (архитрав, фриз и карниз) частей зданий и их художественного оформления (скульптура, живопись). Первым ордером был дорийский (начало VII в. до н.э.), вторым – эолийский (середина VII в. до н.э.), третьим – ионийский (середина VI в. до н.э.). Во второй половине VII в. до н.э. сложился тип ордерного храма – периптер: прямоугольное здание, со всех сторон окруженное одним рядом колонн, внутри которого за стенами находилось святилище (храм Аполлона Термиоса в Термоне, храм Геры в Олимпии и др.). Дорийским периптерам были свойственны простота и строгая соразмерность; мощные и приземистые колонны опирались непосредственно на стереобат, каменное основание храма (храм Аполлона в Коринфе, храм Деметры в Посейдонии). Для ионийского стиля был характерен периптер с двойной наружной колоннадой (диптер), отличающийся величиной и великолепием (храм Геры на Самосе, храм Артемиды в Эфесе).

Архаическая эра знаменуется появлением пластического искусства. Скульптура ориентируется на идеал юного, прекрасного и мужественного героя, олицетворяющего добродетели гражданина полиса – воина и атлета; господствует обобщенный (без учета индивидуальных черт) образ обожествленного человека (или очеловеченного бога). Усовершенствуется искусство изображения обнаженного мужского тела (дорийская традиция) и передачи его пропорций (от «куросов» (юношей) Паломеда конца VII в. до н.э. до Пирейского куроса 520-х до н.э.). Женская фигура обычно драпируется в богато украшенную одежду (ионийская традиция). Интенсивно развиваются (особенно в VI в. до н.э.) храмовая скульптура и рельеф, становящиеся обязательными элементами внешнего и внутреннего декора; рельефы, как правило, воспроизводят групповые сцены на мифологические сюжеты. К концу VI в. до н.э. возрастает умение передавать взаимоотношения между персонажей и свободно размещать фигуры в пространстве.

В живописи (вазописи) на рубеже IX–VIII вв. до н.э. отмирает искусство знака, геометрического символа; на смену ему приходят понятные и наглядные очеловеченные мифологические образы. Геометрический стиль живописи, господствовавший в гомеровскую эпоху, в VII в. до н.э. уступает место ориентализирующему стилю, в котором, при обилии фантастических животных и растительных орнаментов, доминируют изображения живых существ, прежде всего богов греческой мифологии. К середине VI в. до н.э. распространяется вазопись «чернофигурного стиля» (черным лаком по красноватой глине), где ковровый орнамент полностью вытеснен живым изображением и где искусно передается движение (мастер Эксекий). Отношение к росписи как магическому средству одушевления сосуда уходит в прошлое; изображение, в отличие от орнамента, обретает собственный смысл, не связанный с функцией вазы. Около 530 до н.э. утверждается «краснофигурный стиль» (фигуры, сохраняющие первоначальный красноватый цвет глины, на чернолаковом фоне), позволивший искуснее передавать объемность и подвижность человеческого тела и глубину пространства.

Важным показателем прогресса греческой культуры стало рождение философии как науки. В конце VII в. до н.э. в Ионии (Милет) возникла натурфилософская школа; ее представители считали весь мир единым материальным целым, а его неизменной первоосновой – одушевленную материальную субстанцию: Фалес – воду, Анаксимандр – апейрон («беспредельное»), Анаксимен – воздух. В отличие от натурфилософов, Гераклит Эфесский в конце VI в. до н.э. выдвинул идею изменчивой сущности бытия (вечный круговорот элементов в природе): причиной движения всех вещей он объявил единство и борьбу противоположностей, положив тем самым начало диалектической философии. В Южной Италии Пифагор Самосский (ок. 540–500 до н.э.) создал пифагорейскую школу, видевшую в числах и числовых отношениях основу всего сущего; ему приписывают представление о бессмертии души и посмертных ее миграциях. Ксенофан Колофонский (ок. 565 – после 480 до н.э.), критик традиционной религии, разработал пантеистическое учение о тождестве бога и вселенной; бог – вечный дух, пропитывающий мир и управляющий им силой своего разума. Его идеи повлияли на возникновение школы элеатов, считавших бытие единым и неизменным, а множественность и подвижность вещей иллюзией; основатель – Парменид Элейский (ок. 540 – после 480 до н.э.).

ФРАГМЕНТ ВАЗЫ. 750 до н.э.ФРАГМЕНТ ВАЗЫ. 750 до н.э.

ВАЗА. 6 в. до н.э.ВАЗА. 6 в. до н.э.

 Классическая Греция.

Греция в V в. до н.э.Греко-персидские войны. В V в. до н.э. древнегреческий мир впервые со времени дорийского переселения стал объектом масштабной внешней агрессии, на этот раз с Востока.

В середине VI в. до н.э. малоазийская Греция (Эолида, Иония, Дорида) была вынуждена подчиниться лидийскому царю Крезу (560–546 до н.э.). После разгрома в 546 до н.э. Лидийской державы персидский царь Кир II (550–529 до н.э.) завоевал греческие города западного побережья Малой Азии; часть греков покорилась персам, часть (фокейцы и теосцы) бежала во Фракию и Великую Грецию. Однако, не располагая флотом, Кир II не имел возможности установить власть над островной Грецией. Только в 522–521 до н.э. персам удалось расправиться с тираном Самоса Поликратом, контролировавшим восточную часть Эгейского моря, и подчинить себе остров. Дарий I (522–486 до н.э.) в начале своего правления покорил колонии греков в Киренаике. В результате его Скифского похода 514 до н.э. власть персов признали греческие города на Боспоре, Геллеспонте и во Фракии, а также Македония. Персидская экспансия привела к длительному военному конфликту греков с державой Ахеменидов.

Открытое военное противостояние греков и персов продолжалось более полувека (500–449 до н.э.) и прошло несколько этапов: Ионийское восстание (500–494 до н.э.), первые походы персов в Грецию (492 и 490 до н.э.), поход Ксеркса (481–479 до н.э.) и кампания в Восточном Средиземноморье (469–449 до н.э.). См. ГРЕКО-ПЕРСИДСКИЕ ВОЙНЫ.

В 500 до н.э. греческие города Малой Азии во главе с Милетом и при поддержке Афин и Эретрии восстали против персидского господства (Ионийское восстание); к ним примкнули Крит, Кария и греческие колонии на берегу Пропонтиды. Только в 494 до н.э. после длительной борьбы персам удалось вернуть под свою власть Ионию и Эолиду. В 493 до н.э. они установили контроль над островами восточной части Эгейского моря (Самос, Хиос, Лесбос) и над Боспором и Геллеспонтом.

В 492 до н.э. персы совершил первый поход в Балканскую Грецию, однако их флот потерпел крушение у мыса Афон. В 490 до н.э. персы предприняли новую военную экспедицию: они покорили Киклады и разгромили Эретрию на Эвбее, однако потерпели поражение от афинян на Марафонском поле.

В 481 до н.э. персидский царь Ксеркс (486–465 до н.э.) начал третий поход против греков. Перед грозящей опасностью часть греческих полисов (31) объединила свои сухопутные и морские силы, образовав в Коринфе в 481 до н.э. военный союз во главе со Спартой. В 480 до н.э. Ксеркс вторгся на Балканский п-ов, занял Фессалию, прорвался в Среднюю Грецию и захватил Афины, но после поражения персидского флота у о.Саламин с большей частью своих сил вернулся в Азию. В 479 до н.э., разгромив персов при Платеях, греки окончательно изгнали их из материковой Греции, а после победы при Микале ликвидировали персидское владычество над греческими городами Малой Азии.

В 478 до н.э. Спарта и другие государства Пелопоннеса вышли из антиперсидской лиги; остальные полисы, прежде всего островные и малоазийские, образовали новый военный союз во главе с Афинами – Делосскую симмахию (Первый Афинский морской союз). Опираясь на силы союзников, афиняне в начале 470-х очистили от персов южную Фракию (Эион) и установили контроль над Боспором и Геллеспонтом (Сест, Византий). В 469 до н.э. они разгромили персидскую армию и флот в устье реки Эвримедонт (Памфилия), а в 460 до н.э. осуществили успешную операцию против Кипра – главной базы персидского флота. В 459 до н.э. для поддержки вспыхнувшего в Египте антиперсидского восстания афиняне отправили туда экспедиционный корпус, который, однако, был разгромлен в 455–454 до н.э. В 450 до н.э. они нанесли новый успешный удар по Кипру. В 449 до н.э. был заключен Каллиев мир, по которому держава Ахеменидов признала независимость греческих полисов Малой Азии и отказалась от военного присутствия в Эгейском бассейне. См. также ДЕЛОССКИЙ СОЮЗ.

Отражение карфагенской агрессии. В первой половине V в. до н.э. грекам удалось устранить угрозу не только с востока, но и с запада. В 480 до н.э. тиран Сиракуз Гелон вместе с тираном Акраганта Фероном разгромил огромную армию Карфагена и его союзников в битве при Гимере, остановив карфагенскую экспансию на Сицилии.

Борьба Афинской архе и Пелопоннесского союза в 479–431 до н.э. После изгнания персов из Греции обострились разногласия как между отдельными греческими полисами, так и между союзами государств. Важность военного вклада Афин в борьбу с персами на заключительном этапе греко-персидских войн обусловила возрастание их военно-политической роли в греческом мире. Афиняне возвели новую оборонительную систему вокруг своего города, соединив его с портом Пирей пятикилометровыми Длинными стенами. Они захватили ряд островов Эгейского моря (Скирос и др.), утвердились в устье Стримона, построив там город Амфиполь, на Боспоре и Геллеспонте. Афины стали гегемоном Делосской симмахии, которая постепенно превратилась в Афинскую державу (архе); состав ее постоянно расширялся (208 полисов в середине V в. до н.э.). В 454 до н.э. союзная казна была перенесена в Афины и оказалась под контролем высшего афинского судебного органа – гелиеи, в компетенцию которой перешло и разрешение споров между союзниками. Афины, будучи демократией, проводили политику поддержки демократических режимов внутри союза, нередко насильственно устраняя олигархическое правление (напр., на Самосе в 440 до н.э.). Для обеспечения лояльности союзных полисов Афины практиковали выведение на их земли колоний афинских граждан (клерухий). Ущемление прав союзников привело к восстаниям в ряде полисов и попыткам их выхода из симмахии (Наксос в 469, Фасос в 465, Халкида в 446, Самос в 440, Потидея в 432 до н.э.), которые были сурово подавлены: стены городов срыты, зачинщики казнены, на жителей наложена контрибуция.

Главным противником Афинской архе был Пелопоннесский союз во главе со Спартой, объединявший все государства полуострова, кроме Аргоса и Ахайи, а также часть полисов Средней Греции (Беотия, Фокида и др.); в его состав входили главные торговые конкуренты Афин – Мегара и Коринф. В отличие от Афинского, Пелопоннесский союз не превратился в надгосударственную организацию, в орган власти Спарты над его членами, которые пользовались полной политической и финансовой самостоятельностью и могли свободно выйти из него.

Отношения Афин и Спарты особенно обострились после 464 до н.э., когда спартанцы во время восстания мессенских илотов отказались от военной помощи афинян, которую сами и попросили. В ответ Афины вступили в союз с исконным врагом Спарты – Аргосом и в 460 до н.э. помогли ему разгромить союзные спартанцам Микены. Затем они поддержали Мегару в войне с Коринфом, добились ее выхода из Пелопоннесского союза и разместили в Мегариде свои гарнизоны. В 457 до н.э. дошло до открытого столкновения (Малая Пелопоннесская война 457–446 до н.э.): спартанско-беотийская армия разбила афинское ополчение при Танагре, но вскоре беотийцы потерпели поражение от афинян при Энофитах. Установив контроль над Средней Грецией, афиняне в 456 до н.э. захватили о. Эгину, изгнав ее жителей, своих давних торговых конкурентов, а также крупный пелопоннесский город Трезену. В 451 до н.э. Спарта и Афины заключили пятилетнее перемирие.

Военные действия возобновились в 447 до н.э., когда власть в Беотии при поддержке спартанцев захватила олигархическая партия. На помощь местным демократам афиняне отправили большой отряд, который, однако, был разгромлен при Херонее. В результате от Афинской архе отпал ряд городов в Беотии, Фокиде, Локриде и на Эвбее, а также Мегара. В 446 до н.э. спартанцы вторглись в Аттику и осадили Элевсин, но вскоре отступили; афиняне подавили восстание на Эвбее. В 445 до н.э. истощенные войной стороны заключили тридцатилетний мир, по которому оба союза обязались не вмешиваться в дела друг друга; афиняне освободили захваченные ими пелопоннесские города.

После войны позиции Афин в Средней Греции ослабли – их союзником остались только Платеи. Чтобы компенсировать свои неудачи, они развернули широкую экспансию в Северном Причерноморье и на западе. В 443 до н.э. ими была основана в Бруттии общегреческая колония Фурии, ставшая оплотом их влияния в Великой Греции; вскоре в Афинскую архе вошли города Регий на берегу Мессинского пролива и Леонтины в Сицилии, что осложнило отношения с могущественными Сиракузами. В 437–435 до н.э. афиняне, совершив успешную экспедицию в Понт Эвксинский (Черное море), включили в состав своего союза Синопу, Амис, Аполлонию, Нимфей и, возможно, Истрию и Ольвию. В 435–433 до н.э. они привлекли на свою сторону Керкиру, поддержав ее в конфликте с Эпидамном и его союзником Коринфом; это позволило им установить контроль над основным морским путем из Греции на Сицилию; в результате ухудшилось внешнеполитическое положение Коринфа.

В ответ коринфяне спровоцировали в 432 до н.э. выход из Афинского морского союза своей колонии Потидеи (на п-ове Халкидика); опасаясь отпадения других полисов на севере Эгеиды, афиняне направили против нее карательную экспедицию. В том же году они наложили запрет на ввоз в Аттику товаров из Мегары, незадолго до этого вступившей в Пелопоннесский союз. Под давлением Коринфа и Мегар Спарта объявила войну Афинам.

 Пелопоннесская война. Афино-спартанский вооруженный конфликт продолжался с 431 по 404 до н.э. с перерывом в 421–415 до н.э. Первый его этап – Архидамова война (431–421 до н.э.), которая началась неудачным нападением фиванцев, союзников Спарты, на Платеи, и шла с переменным успехом. Спартанцы в течение нескольких лет вторгались в Аттику и опустошали ее, надеясь выманить афинскую армию на равнину, чтобы уничтожить ее в открытом сражении. Афиняне отсиживались за мощными стенами своего города, делая ставку на морские и десантные операции против Пелопоннеса. Несмотря на эпидемию чумы 429 до н.э. и восстание на союзном Лесбосе в 427 до н.э., афинянам удалось к 428 до н.э. установить контроль над западным побережьем Греции; в 425–424 до н.э. они нанесли удар по самой Спарте, захватив мессенский порт Пилос и о. Киферу. В 427–424 до н.э. афинский экспедиционный корпус успешно действовал на Сицилии против Сиракуз. Однако в 424 до н.э. афиняне потерпели поражение от беотийцев при Делии, а в 422 до н.э. – от спартанцев при Амфиполе во Фракии. В 421 до н.э. был заключен Никиев мир, восстановивший довоенное положение; однако спартанцы не вернули Амфиполь, а афиняне удержали за собой Пилос и Киферу.

В 415 до н.э. афиняне организовали морскую экспедицию на Сицилию и осадили Сиракузы, но в 413 до н.э. их флот был разгромлен сиракузцами, а сухопутная армия капитулировала. Воспользовавшись неудачей Афин, Спарта возобновила военные действия, захватив в Аттике городок Декелея – начался второй этап войны (Декелейская война 413–404 до н.э.). Благодаря финансовой помощи Персии, с которой спартанцы вступили в союз в 412 до н.э., они построили собственный флот, что подорвало афинское господство на море и способствовало развалу Афинской архе: в 412–411 до н.э. от нее отложились вся Иония и города Пропонтиды. Олигархический переворот 411 до н.э. еще более ухудшил внешнеполитическое положение Афин. Однако афинский флот выступил в поддержку демократии и сверг власть олигархов; ему также удалось восстановить в 411–410 до н.э. контроль над Боспором и Геллеспонтом. Ресурсы Афин, тем не менее, были на исходе. Хотя в 406 до н.э. афиняне нанесли поражение спартанцам в морском сражении у Аргинусских островов, они не смогли извлечь пользу из своей победы. Летом 405 до н.э. их флот был полностью уничтожен в битве при Эгоспотамах (у побережья Херсонеса Фракийского). Осенью 405 до н.э. Афины были осаждены с моря и суши и через несколько месяцев капитулировали. По мирному договору 404 до н.э. афиняне лишились права иметь флот и обязались вступить в Пелопоннесский союз и разрушить Длинные стены; Афинский морской союз был распущен. В Афинах утвердился олигархический режим «Тридцати тиранов». В Балканской Греции установилась гегемония Спарты, а малоазийские полисы фактически оказались под властью Персии. См. ПЕЛОПОННЕССКАЯ ВОЙНА.

Экономика Греции. Греко-персидские войны вызвали перемещение экономических центров из Эолии и Ионии на запад – в Балканскую Грецию, Южную Италию и Сицилию: многие малоазийские города были разрушены или пришли в упадок; конфронтация с Персией привела к закрытию для греков ближневосточных рынков. Война стимулировала развитие кораблестроения, монументального строительства (крепости, стены), оружейного дела и связанных с ним металлургии, металлообработки и кожевенного ремесла. Благодаря военным победам в 479–449 до н.э. Греция получила большое количество пленных, как и материальных ценностей, что способствовало росту товарного производства и использованию в нем рабов. Главным торгово-ремесленным центром к середине V в. до н.э. стали Афины. Сельское хозяйство окончательно приобрело многоотраслевой характер с преобладанием трудоемких интенсивных культур (виноградорство, маслиноводство); ведущая роль в нем принадлежала мелкому производителю; крупных поместий, связанных с рынком, было немного.

Культура V в. до н.э. V в. до н.э. – золотой век греческой культуры. Ведущие позиции в культурной жизни заняли Афины и Сиракузы. Произошел перелом в градостроительстве – утвердился принцип регулярной планировки городов с пересекающимися под прямым углом однотипными улицами и одинаковыми прямоугольными кварталами (Гипподамова система), воплощавший полисный идеал демократической общины равных между собой граждан. По этой модели во второй половине V в. до н.э. были построены или перестроены Пирей, Фурии, Родос. Ордерная система достигла пика своего развития. Дорийский периптер превратился в основной тип здания; грандиозные и пышные ионийские диптеры исчезли. Ушла в прошлое несоразмерность и тяжеловесность архаических архитектурных пропорций: храмы стали менее вытянутыми и более гармоничными. Иногда в одном сооружении объединялись дорийский и ионийский ордера. Около 430 до н.э. возник новый, коринфский, ордер с изящной капителью (верхней частью колонны) из растительных узоров (храм Аполлона в Бассах). Для храмов V в. до н.э. была характерна индивидуальность архитектурных решений, проявлявшаяся в размерах, пропорциях, особенностях деталей. Высшие достижения классического зодчества – храм Зевса в Олимпии, храм Аполлона в Дельфах и новый ансамбль Афинского акрополя (вторая половина V в. до н.э.), включавший Парфенон (храм Афины), Пропилеи (парадный вход на Акрополь), храм Ники Аптерос (Бескрылой) и Эрехтейон (храм Афины и Посейдона).

Скульптура V в. до н.э. продолжает ориентироваться на изображение идеального человека – героя, воина-атлета, однако приобретает большую пластическую содержательность: фигура наливается особой внутренней силой, олицетворяя уверенность, достоинство и доблесть. На основе геометрического изучения человеческого тела устанавливается пропорциональное соотношение его частей и разрабатываются универсальные правила построения идеальной фигуры. Преодолевается схематизм и статичность архаической скульптуры, совершенствуется мастерство передачи движения (Дискобол и Афина и Марсий Мирона, Дорифор и Диадумен Поликлета, рельефы Парфенона, Зевс и Афина-Дева Фидия).

Серьезные изменения произошли и в искусстве вазописи. Живописное изображение перестало быть плоским контурным силуэтом, стелющимся по поверхности. Во второй четверти V в. до н.э. Полигнот открыл новый способ передачи глубины пространства путем размещения фигур на разных уровнях. В середине V в. до н.э. афинянин Аполлодор изобрел прием светотени; ему приписывают создание первых произведений станковой живописи (на досках). Во второй половине V в. до н.э. утвердился «свободный» стиль вазописи (фигуры в фас, в профиль, в трехчетвертном обороте, объединенные в сложные сцены); однако греческим художникам был еще неизвестен метод перспективного сокращения фигур. Высшим достижением классической живописи стала роспись аттических белых лекифов (небольших сосудов с тонким рисунком на белом фоне), в которой необычайно искусно передавалось эмоциональное состояние героев.

V в. до н.э. ознаменовался расцветом греческой литературы, в первую очередь драмы. В творчестве Эсхила (525 – ок. 456 до н.э.), Софокла (ок. 496–406 до н.э.) и Еврипида (ок. 480–406 до н.э.) оформляется классическая трагедия. Составными ее элементами становятся пролог (начало трагедии до первого выступления хора), парод (первое выступление хора), чередование эписодий (диалоги актеров и хора) и стасим (песни хора), эксод (заключительная песнь хора). Постепенно увеличивается число актеров (два у Эсхила, три у Софокла) и падает значение хора: он теряет связь с действием и превращается из главного героя в простого комментатора событий. Мифологические сюжеты все более осовремениваются. Утверждается принцип строгого единства действия: трагедия перестает быть чередой слабо связанных между собой сцен (Эсхил); теперь они сцепляются ведущей темой (Софокл и Еврипид). Происходит изменение в трактовке образов: если эсхиловские персонажи монолитны, свободны от внутренних противоречий, предельно обобщены и героизированы, а поступки их определяются внешними событиями, то Софокл, при всей идеализации персонажей, уже подчеркивает их индивидуальность и делает их характеры главным двигателем сюжета; Еврипид же ставит в фокус трагедии столкновение противоречивых человеческих страстей, внутренний психологический конфликт деидеализированных героев. Классическая комедия обретает свою форму в творчестве Кратина (ум. после 423 до н.э.) и особенно Аристофана (ок. 445 – ок. 385 до н.э.). Заимствованную у трагедии структуру она дополняет агоном (состязание персонажей) и парабасой (обращение хора к публике); число актеров в ней не менее трех, расширен (по сравнению с трагедией) и состав хора. Комедия V в. до н.э. ориентирована исключительно на сатирическую и пародийную трактовку современности (особенно политической жизни), но ее занимают не человеческие поступки, а отвлеченные идеи: это пока еще не комедия интриги, а комедия масок (обобщенных типов).

В области лирической поэзии особую роль приобрела хорическая лирика. Симонид Кеосский (557/566–468 до н.э.), Пиндар (ок. 520 – после 447 до н.э.) и Вакхилид (516–450 или 505–430) работали прежде всего в жанре эпиникии (песнь в честь победителя на состязании). Их полная высокого благородства и торжественной величественности поэзия служила прославлению религии, полисного порядка и полисной морали.

В V в. до н.э. интенсивно развивалась греческая философия. Традиции элейской школы продолжали Зенон (ок. 490 – ок. 430) и Мелисс (вторая половина V в. до н.э.); Зенон своими апориями (неразрешимыми логическими затруднениями) продемонстрировал противоречивость и ограниченность существующих понятий времени, движения и пространства, став основателем субъективной и понятийной диалектики. Материалисты Эмпедокл (ок. 490–430 до н.э.), Анаксагор (ок. 500–428 до н.э.), Левкипп (ок. 500 – ок. 440 до н.э.) и Демокрит (ок. 460–370 до н.э.), следуя элеатам, доказывали материальную природу вселенной, однако, в отличие от них, считали ее вечно подвижной и изменчивой; по их мнению, все явления – результат соединения или разъединения элементов (Эмпедокл), «семян»-гомеомерий (Анаксагор), атомов (Левкипп и Демокрит). «Старшие» софисты – Протагор (ок. 481–411 до н.э.), Горгий (ок. 483–375 до н.э.) – отрицали объективную реальность мира и возможность его познания, настаивали на относительности всех вещей; они внесли значительный вклад в развитие логики и риторики. В основе этического учения Сократа (469–399 до н.э.) лежало рационалистическое понимание нравственности: путь к добродетели – обретение истинного знания, предпосылкой чего является самопознание; сократический метод поиска истины – «диалектика» – по форме состоял из иронии (раскрытие внутренних противоречий в утверждаемом суждении) и майевтики (постановка наводящих вопросов), а по содержанию делился на индукцию (изучение мнений и выбор предпочтительных) и определение (формулирование истины).

В V в. до н.э. произошел решающий перелом в развитии историографии. Геродот (ок. 484–425 до н.э.) своими «Музами» положил начало собственно греческой традиции историописания, обратившись к центральному событию своей эпохи – греко-персидским войнам. При всей зависимости от мифологических способов освоения прошлого он попытался рационализировать повествование и даже ввести в него элементы исторической критики; в отличие от логографов, ему удалось создать не локально-историческое, а универсальное этно-историческое сочинение, осветив историю, быт и нравы не только греков, но и соседних народов. Своей высшей точки греческая историография достигла в творчестве Фукидида (460–396 до н.э.), написавшего историю Пелопонесской войны. Фукидид стал первым историком, порвавшим с историко-мифологической традицией, и родоначальником прагматической истории: критически оценивая свидетельства, он рационалистически трактовал прошлое, опираясь на антропологический и психологический подход (события определяются характерами их главных участников), и пытался обнаружить общие закономерности исторического движения.

Ко второй половине V в. до н.э. относится рождение научной медицины. Гиппократ (ок. 460 – ок. 370 до н.э.) отверг религиозно-мистические представления о физическом состоянии человека и предложил рационалистическое его объяснение. Он считал, что здоровье зависит от правильного сочетания в человеческом теле четырех жидкостей – крови, мокроты, желтой и черной желчи; нарушение их равновесия приводит к болезням. Лучший метод лечения – естественный (мобилизация сил организма для выздоровления), поэтому врач должен знать и учитывать индивидуальные особенности каждого пациента.

ДРЕВНЕГРЕЧЕСКАЯ ВАЗА, 4 в. до н.э.ДРЕВНЕГРЕЧЕСКАЯ ВАЗА, 4 в. до н.э.

СОФОКЛ СОФОКЛ

ЕВРИПИД ЕВРИПИД

ЗЕНОН ЗЕНОН

ФУКИДИД ФУКИДИД

ГИППОКРАТ ГИППОКРАТ

 Греция в IV в. до н.э.

Борьба за гегемонию в Греции в 404–335 до н.э. Стремясь утвердить гегемонию в Греции, Спарта оставила свои гарнизоны в городах бывшего Афинского морского союза и стала насаждать в них олигархические режимы (декархии) с чрезвычайными полномочиями; антиспартанские настроения повсеместно усилились. В 403 до н.э. в Афинах была свергнута тирания «Тридцати» и восстановлена демократия. Попытка Спарты отобрать у державы Ахеменидов контроль над греческими полисами в Малой Азии, поддержав в 401 до н.э. мятеж Кира Младшего, привела после его гибели к резкому ухудшению отношений с новым персидским царем Артаксерксом II (404–358 до н.э.). Разгром спартанцами демократической Элиды (401–400 до н.э.) и непокорной Гераклеи Трахинской (399 до н.э.) вызвал недовольство даже у союзников Спарты: Коринф и Фивы отказались участвовать в ее карательных экспедициях.

В 399 до н.э. Спарта вступила в войну с Персией. В 395 до н.э. спартанский царь Агесилай II разбил персов под Сардами, однако персидской дипломатии удалось создать в Греции сильную антиспартанскую коалицию (Фивы, Афины, Коринф, Мегара, Аргос, Фессалия и др.). В том же году, стремясь предупредить противников, спартанцы неожиданно вторглись в Беотию, спровоцировав Коринфскую войну (395–387 до н.э.). После победы беотийцев у Галеарта (395 до н.э.) Агесилаю II пришлось эвакуировать свои войска из Малой Азии. В 394 до н.э. спартанцы, выиграв сражения у Немеи и Коронеи, сорвали вторжение союзников на Пелопоннес, однако афинский стратег Конон уничтожил их флот при Книде. В 393 до н.э. афиняне восстановили систему укреплений своего города, построили новый флот и взяли под контроль Боспор и Геллеспонт. В 390 до н.э. афинский стратег Ификрат разбил спартанцев под Коринфом. Опасаясь победы коалиции, Артаксеркс II в 387 до н.э. заставил враждующие стороны подписать Анталкидов (Царский) мир, по которому малоазийские полисы переходили под власть Персии, а все союзы, кроме Пелопоннесского, распускались; Афины получили право иметь городские укрепления и военный флот, им были возвращены Византий и североэгейские острова Лемнос, Имброс и Скирос.

После Коринфской войны Спарта возобновили прежнюю политику насильственного расширения своего влияния и уничтожения демократических режимов (нападения на Мантинею и Флиунт). В 382 до н.э. спартанцы внезапным ударов захватили Фивы и установили там олигархическое правление; они также совершили нападение на Пирей. Это спровоцировало повсеместную антиспартанскую реакцию. В 379 до н.э. фиванские демократы свергли олигархию, восстановили и реорганизовали Беотийский союз и создали сильную армию. В 378–377 до н.э. спартанцы дважды пытались разгромить беотийцев и помешать усилению Фив, но потерпели неудачу. В 378 до н.э. был создан Второй Афинский морской союз, на этот раз на принципах добровольности, равноправия и автономии его членов; за несколько лет в него вступило около семидесяти полисов. В 376 до н.э. афинский наварх Хабрий победил спартанский флот у Наксоса, обеспечив господство союзников в Эгейском бассейне; многие полисы Западной Греции перешли на их сторону (Кефалления, Керкира, Акарнания). Не имея сил вести борьбу на два фронта, Спарта в 371 до н.э. признала Второй Афинский морской союз и активизировала военные действия против Беотии. Однако летом 371 до н.э. фиванский полководец Эпаминонд, использовав новаторскую тактику «косого клина» (создание ударной колонны), разгромил отборную спартанскую армию при Левктрах. К Беотийскому союзу присоединился ряд фокидских, эвбейских и этолийских городов. Неоднократные походы Эпаминонда на Пелопоннес привели к повсеместному падению олигархических режимов и распаду Пелопоннесского союза; Мессения отложилась от Спарты, аркадские полисы объединились в антиспартанскую Аркадскую лигу с центром в основанном Эпоминондом Мегалополе. Однако вскоре Афины, Фессалия, Ахайя и Элида, опасаясь усиления Фив, сблизились со Спартой, которой удалось спровоцировать раскол в Аркадской лиге. В 362 до н.э. Эпаминонд вновь вторгся на Пелопоннес и одержал победу при Мантинее. Однако огромные потери (пал и сам Эпаминонд) вынудили беотийцев вернуться на родину и отказаться в дальнейшем от активных военных действий; часть полисов Средней Греции отпала от Беотийского союза. Истощенные взаимной борьбой Фивы и Спарта утратили возможность претендовать на роль общегреческого гегемона; Спарта превратилась в рядовое государство Пелопоннеса.

Воспользовавшись ослаблением своих главных противников, Афины попытались возродить великодержавную политику Афинской архе. Захватив Сест, Самос и Потидею, афиняне вывели туда клерухии, потребовали от членов союза регулярных денежных взносов в его казну, вновь стали передавать иски, касающиеся союзников, в гелиею. Афинские стратеги творили многочисленные злоупотребления. Это привело к распаду союза. Сначала его покинули Керкира и Византий; в ответ на угрозы афинян к отпавшим полисам в 357 до н.э. присоединились Хиос, Родос, Кос, Халкедон; их поддержала Персия. Началась Союзническая война (357–355 до н.э.); Афины потерпели поражение и были вынуждены признать автономию членов Второго Афинского морского союза, который фактически прекратил свое существование (официально распущен в 338 до н.э.). В греческом мире восторжествовала центробежная тенденция; в нем более не было силы, способной объединить города Эллады.

Это открыло путь македонской экспансии в Греции. При Филиппе II (359–336 до н.э.), который провел денежную (чеканка золотой монеты) и военную (введение тяжеловооруженной фаланги, повышение роли конницы, создание флота) реформы, Македония превратилась в самое могущественное государство Балканского полуострова. Укрепив свои северные границы, Филипп II начал активное проникновение на Халкидику и в приморские области Фракии. Ему удалось разгромить коалицию объединившихся против него Халкидской лиги, Афин и фракийских племен и к концу 350-х до н.э. поставить под контроль большую часть греческих полисов северного побережья Эгеиды. Одновременно он вмешался в Священную войну (355–346 до н.э.) на стороне фиванцев, фессалийцев и локров против Фокиды и ее союзников – Афин и Спарты. В 352 до н.э. македонская армия изгнала из Фессалии вторгнувшихся туда фокидцев; Фессалия признала верховную власть Филиппа II, в ее главных крепостях разместились македонские гарнизоны. Однако афиняне, заняв Фермопильский проход, помешали македонянам проникнуть в Среднюю Грецию. В 348 до н.э. Филипп II разгромил Олинф, главный город Халкидской лиги, окончательно подчинив себе полуостров. В 346 до н.э. Афины заключили с ним Филократов мир, признав македонские завоевания на Халкидике и в Южной Фракии, но сохранив контроль над Боспором и Геллеспонтом. Выход Афин из войны позволил Филиппу II вторгнуться в Среднюю Грецию и принудить Фокиду к капитуляции; в итоге Македония стала полноправным членом Дельфийской амфиктионии.

Рост македонского влияния в Греции привел к расколу греческого мира: во многих полисах возникли промакедонские и антимакедонские группировки. Первые призывали к объединению греков вокруг Филиппа II для широкомасштабной войны против Персии, вторые – к совместной борьбе за свободу Греции от македонского владычества. В конце 340-х до н.э. в Афинах восторжествовала патриотическая партия (Демосфен, Гиперид), которая стала инициатором создания широкой антимакедонской коалиции, куда вошли Беотийский союз, Коринф, Аргос, Родос, Византий, Хиос, Ахайя, Мегара и Эвбея. В 340 до н.э. Филипп II, стремясь овладеть Боспором, осадил Перинф и Византий, но афинская эскадра вынудила его отступить. В 338 до н.э. македонская армия вступила в Среднюю Грецию и в конце августа нанесла поражение объединенным силам союзников при Херонее (Беотия). Беотийский союз был распущен, а в Фивах поставлен македонский гарнизон; Афины потеряли контроль над проливами, но сохранили независимость и ряд островных владений; территория Спарты была ограничена Лаконской долиной. Во многих греческих городах к власти пришли промакедонские группировки, в том числе и в Афинах. В 337 до н.э. Филипп II созвал Коринфский конгресс всех государств Греции (отказалась участвовать только Спарта), на котором была учреждена общегреческая Коринфская лига во главе с Македонией; ее участникам запрещалось вести междоусобные войны, вмешиваться в дела друг друга, менять существующий на данный момент политический строй, производить отмену долгов и передел земли; было решено начать войну против державы Ахеменидов. После отказа персов выполнить требование Филиппа II о возвращении независимости ионийским и эолийским полисам македонская армия в 336 до н.э. начала военные действия в Малой Азии. Вскоре, однако, Филипп II погиб в результате покушения, и армия была отозвана на родину. В Греции вспыхнуло антимакедонское восстание, возглавленное фиванцами, но новый македонский царь Александр III (336–323 до н.э.) вторгся в Среднюю Грецию, взял и разрушил Фивы, продав в рабство жителей (335 до н.э.); остальные полисы подчинились ему без сопротивления. Весной 334 до н.э. Александр начал свой десятилетний Персидский поход (334–324 до н.э.), завершившийся гибелью империи Ахеменидов и образованием мировой эллинистической державы. См. также АЛЕКСАНДР МАКЕДОНСКИЙ.

 Экономика в IV в. до н.э. Войны конца V – второй трети IV в. до н.э. нанесли Греции большой демографический и материальный урон. Им сопутствовали периодические экономические кризисы и рост налогового бремени. В то же время войны и периоды послевоенного восстановления стимулировали развитие ряда отраслей греческой экономики. Увеличивается количество рабов и доля их использования в сфере производства, что способствует его укрупнению; происходит перераспределение собственности и усиливается имущественная дифференциация. Расширяются масштабы денежной экономики: увеличивается монетная масса, усиливается зависимость хозяйственной жизни от рыночной конъюнктуры (продолжают сокращаться посевы зерновых в пользу виноградников и оливковых садов, денежные средства перетекают из деревни в город), распространяются ростовщичество и спекулятивные сделки (особенно с хлебом), постоянно меняются цены; деньги, наряду с землей, становятся престижной формой богатства; земля, в свою очередь, включается в торговый оборот. Возрастает (или восстанавливается) экономическая значимость ряда периферийных областей Греции – Македонии, Халкидики, Ионии, Дориды Малоазийской. Ведущими хозяйственными центрами остаются Афины и Сиракузы.

Кризис полиса. Новые экономические реалии подрывали полисную систему. Ослабевала связь гражданства с владением земельным участком. Размывание слоя средних собственников вело к падению военной роли гоплитского ополчения и распространению наемничества. Вытеснение части граждан из производственной сферы и превращение их в люмпенов (параситов) на содержании у государства или политических группировок обуславливало перерождение демократии в охлократию (власть толпы). Обострялась социальная напряженность: история греческих полисов IV в. до н.э. наполнена мятежами, заговорами, государственными переворотами, гражданскими войнами, тайными соглашениями с внешним врагом. Нередко социальные конфликты служили почвой для установления тиранических режимов (младшая тирания): Дионисия I в Сиракузах (405–367 до н.э.), Ясона в Ферах и Фессалии (380–370 до н.э.), Евфрона в Сикионе (ок. 368–365/364 до н.э.), Клеарха в Гераклее Понтийской (364/363–352/351 до н.э.), Филомела в Фокиде (356–354 до н.э.) и многих других. Тиранами становились обычно популярные военачальники или командиры наемных отрядов. Как правило, они попирали полисные традиции, проводили конфискации и передел земли, щедро раздавали гражданские права чужакам (особенно наемникам), облагали население тяжелыми налогами и повинностями, жестоко расправлялись с явными и предполагаемыми политическими противниками. Их социальная база была различной: они могли опираться и на денежную аристократию, и на средние демократические слои, и на люмпенов. Большинство тиранических режимов IV в. до н.э. не отличалось длительностью, что объясняется как внутренней политической нестабильностью в греческих государствах, так и частым вмешательством в их дела соседних полисов.

Культура IV в. до н.э. В сфере градостроительства в первой трети IV в. до н.э. наблюдался определенный спад (в большей степени в Аттике, в меньшей – на Пелопоннессе). Во второй трети он сменился подъемом, особенно в городах Ионии и Эолии. По сравнению с V в. до н.э. увеличивается удельный вес общественного строительства (театры, палестры, гимнасии, булевтерии), хотя продолжают возводить и храмовые сооружения. Впервые появляются здания, воплощающие идею личной власти: Мавзолей в Галикарнасе (усыпальница правителя Карии Мавсола), Филиппейон в Олимпии в честь македонского царя Филиппа II. В постройках IV в. до н.э. нередко наблюдается смешение всех трех ордеров (храм Афины в Тегее). Очевиден отход от классической простоты: внушительные размеры зданий, богатство скульптурных украшений, пышность и разнообразие архитектурного декора. Эта тенденция наиболее ярко проявилась в городах Малой Азии, где вновь начинают возводить грандиозные ионийские диптеры (второй храм Артемиды в Эфесе, храм Артемиды в Сардах). Монументальное строительство постепенно обретает новый смысл: здание больше не олицетворяет понятный человеку порядок мира (полисный космос), уже не находится с ним в гармонии, а подавляет его, воплощая чуждое ему сверхчеловеческое начало.

Для пластического искусства характерен переход от обобщенно идеального к индивидуальному. Скульпторы все чаще стремятся через пластику тела выразить внутреннее состояние человека – то безмятежную и светлую мечтательность (Пракситель), то драматизм и страстный порыв (Скопас), то смену оттенков настроения (Лисипп). Пластический образ постепенно дегероизируется (особенно у Лисиппа). Складывается искусство индивидуального скульптурного портрета, который эволюционирует от физиономического к психологическому. Перестают быть обязательными классические нормы изображения совершенного человеческого лица и идеально пропорциональной фигуры. Преодолевается замкнутость скульптурного образа на самом себе благодаря введению дополнительных элементов, расширяющих пластическое пространство (Аполлон у Праксителя опирается на ствол дерева, Гермес у Лисиппа отдыхает на скале).

В IV в. до н.э. получает дальнейшее развитие станковая (на досках) и монументальная (фрески) живопись, в которой также усиливается стремление к раскрытию душевного состояния человека (Никий, Апеллес). Ей свойственны тонкая моделировка человеческого тела, искусность в передаче жестов и мимики; используются светотень и цветовые сопоставления. В то же время отсутствует развернутое изображение среды; пейзаж дан в самых общих чертах. Для вазописи характерным становится ее сближение со скульптурой: поверхность сосуда нередко покрывается выпуклыми рельефами, на которые наносятся краски.

Серьезные изменения имели место в литературе. Снижается роль поэзии. Жанр трагедии приходит в упадок. Комедийный жанр в IV в. до н.э. представлен среднеаттической комедией (Антифан, Алексид), в которой политическая тематика постепенно вытесняется бытовой: наряду с пародийно-мифологическими сюжетами обычными становятся сюжеты из жизни гетер и параситов; исчезает парабаса, бывшая средством социальной и политической критики. Возрастает значение интриги, индивидуализируются характеры. В лирической поэзии ведущие позиции занимает эротическое направление (Антимах Колофонский), падает интерес к гражданской тематике, усиливается внимание к форме.

На первый план выходят прозаические жанры. Лучшие образцы исторической прозы IV в. до н.э. – Анабасис и Греческая история Ксенофонта (ок. 440 – ок. 350 до н.э.), Всемирная история Эфора (середина IV в. до н.э.), Греческая история и История Филиппа Феопомпа (377 – после 320 до н.э.); они продолжают фукидидовскую традицию в историографии. Политическая проза представлена прежде всего сочинениями Ксенофонта Агесилай, Лакедемонская полития, Гиерон и Киропедия (Воспитание Кира), в которых разрабатываются модель идеального правителя и методы его воспитания, и диалогами Платона (ок. 427–347 до н.э.) Политик, Государство и Законы, где предлагается модель идеального общества, состоящего из трех функциональных сословий (философы-правители, стражи и производители); в нем упразднены семья и частная собственность. Особый расцвет в IV в. до н.э. переживает ораторская проза; оформляются три ее типа – политическая, судебная и эпидектическая (торжественная). Вершины своей она достигает в речах афинских ораторов Лисия (ок. 450 – ок. 380 до н.э.), Исократа (436–338 до н.э.), Демосфена (384–322 до н.э.) и Эсхина (390–314 до н.э.).

в. до н.э. является золотым веком греческой философии. Распространяются различные сократические школы (киники, киренаики, мегарики), которые пытаются синтезировать учение Сократа и софистику. Платон, опровергая Демокрита, создает теорию о двух мирах (дуализм) – изменчивом и преходящем мире явлений, постигаемом нашими чувствами, и умопостигаемом мире истинного бытия, состоящем из идей (неподвижных, неизменных и вечных сущностей), без познания которого невозможно достичь добродетели. Стремясь преодолеть платоновский дуализм, Аристотель (384–322 до н.э.) выдвигает идею о единстве форм (принципов вещей) и пассивной материи, которой они придают определенность. Считая их изучение главной задачей науки, он разрабатывает методологический инструментарий, становясь родоначальником формальной логики и силлогистики; особую важность имеют его учение об истинных и ложных суждениях и принцип сочетания индукции и дедукции. Впервые в истории он исследует все существующие виды дедуктивных заключений и формулирует логические законы тождества, противоречия и исключенного третьего.

ПЛАТОН ПЛАТОН

ЛИСИПП. ОТДЫХАЮЩИЙ ГЕРМЕСЛИСИПП. ОТДЫХАЮЩИЙ ГЕРМЕС

 Эллинистическая Греция

Балканская Греция в конце IV–III в. до н.э. После походов Александра Греция превратилась во второстепенный регион средиземноморского мира, объект соперничества могущественных эллинистических государств, возникших на развалинах его державы.

При известии о кончине Александра в 323 до н.э. почти все греческие города во главе с Афинами восстали и начали Ламийскую войну с Македонией (323–322 до н.э.). Греки разбили стратега Европы (наместника Македонии и Греции) Антипатра у Гераклеи Фессалийской и блокировали его в Ламии. Также потерпел поражение и погиб присланный ему на помощь из Азии стратег Леоннат. Однако в июне 322 до н.э. македонский флотоводец Клит разгромил афинян у Аморгоса (о.Кос) и установил контроль над Эгейским морем. В сентябре 322 до н.э. Антипатр одержал решающую победу над греками у Краннона в Фессалии. Афиняне капитулировали: в Афинах был установлен олигархический режим, в Пирее разместился македонский гарнизон, лидеры патриотической партии были казнены или изгнаны. Такой же участи подверглось большинство греческих полисов. С объединенным антимакедонским движением было покончено.

После смерти Антипатра в 319 до н.э. Греция стала ареной борьбы диадохов (преемников Александра). В 319–309 до н.э. власть над ней оспаривали сын Антипатра Кассандр, опиравшийся на олигархов, и бывший полководец Александра Полисперхонт, поддерживавший демократов. В 319/318 до н.э. Полисперхонт издал эдикт о «восстановлении свободы» греков, приказав им изгнать поставленных Антипатром правителей; во многих полисах (в том числе в Афинах) олигархические режимы пали. Но попытка Полисперхонта в 318 до н.э. подчинить себе Спарту закончилась неудачей. Перевес постепенно переходит на сторону Кассандра. В 317 до н.э. он реставрировал олигархию в Афинах во главе с философом Деметрием Фалерским и оставил там свой гарнизон, в 316 до н.э. нанес решающее поражение Полисперхонту и установил контроль над большей частью Греции. В 311 до н.э. остальные диадохи признали его стратегом Европы, т.е. наместником Македонии и Эллады.

В 307 до н.э. Деметрий Полиоркет, сын правителя Азии Антигона Одноглазого, стремясь ослабить позиции Кассандра, ставшего в 306 до н.э. царем Македонии, высадился в Греции, изгнал из Мегары и Афин его гарнизоны и восстановил в Афинах демократический строй. В 304–303 до н.э. он очистил от войск Кассандра большую часть Пелопоннеса, а в 302 до н.э. возродил Коринфскую лигу и заключил с ней военный союз. Кассандр отступил в Македонию и организовал коалицию диадохов (Лисимаха Фракийского, Птолемея Египетского и Селевка Вавилонского), которая начала широкомасштабную войну против Антигона и Деметрия. Летом 301 Антигон потерпел поражение и погиб в битве при Ипсе (во Фригии); греческие полисы подчинились Кассандру.

После смерти Кассандра в 297 до н.э. Деметрий возобновил активные военные действия в Греции. В 295 до н.э. он принудил к капитуляции Афины, сверг режим «демократического» тирана Лахара (300–295 до н.э.) и установил олигархию. В 294 до н.э. он одержал две победы над спартанцами, но затем ушел с Пелопоннеса, захватил Фессалию и большую часть Македонии и провозгласил себя македонским царем. В 293 до н.э. была подчинена Беотию. В 292 до н.э. беотийцы подняли мятеж, но сын Деметрия Антигон Гонат подавил его и в 291 до н.э. овладел Фивами.

Победа фракийского царя Лисимаха и эпирского царя Пирра над Деметрием в 288 до н.э. привела к падению его власти в Македонии. В 287 до н.э. против Деметрия восстали Афины. Деметрий осадил город, однако приближение эпирской армии заставило его отступить и заключить с Пирром соглашение: он признал его царем Македонии, но сохранил за собой Фессалию. Воспользовавшись уходом Деметрия в Малую Азию, Пирр нарушил договор и захватил Фессалию; Антигону Гонату удалось удержать только Деметриаду (на берегу Пагасейского залива). В 285 до н.э. Македония и Фессалия перешли к Лисимаху, в 281 до н.э. – к Селевку I, а в 280 до н.э. – к Птолемею Керавну.

В 279 до н.э. на Балканский полуостров обрушилось кельтское племя галатов. После победы над македонянами и гибели Птолемея Керавна они вторглись в Грецию, но потерпели поражение под Дельфами от коалиции беотийцев, фокидцев и Этолийского союза (лиги городов Этолии, образованной еще в 367 до н.э.) и отступили в Фессалию. Тогда же возродилась древняя лига полисов Ахайи на севере Пелопоннеса (Ахейский союз).

В 277 до н.э. Антигон Гонат изгнал галатов из Северной Греции и Македонии и объявил себя македонским царем (276–239 до н.э.). Он удержал под своей властью Фессалию; его гарнизоны остались в Коринфе, Деметриаде, Халкиде и Пирее; в Элиде, Мегалополе и Аргосе были установлены промакедонские тирании. В 267 до н.э. Спарта, Афины и Ахейский союз при поддержке египетского царя Пролемея II начали Хремонидову войну против македонской гегемонии; афиняне освободили Пирей, но македоняне одержали верх над египетским флотом у о.Кос, разбили спартанскую армию под Коринфом и, осадив Афины, вынудили их к сдаче (263 до н.э.). В итоге войны Афины и часть государств Пелопоннеса оказались в зависимости от Македонии.

В то же время в Средней Греции усилилось влияние Этолийского, а на Пелопоннесе – Ахейского союза. В 251 до н.э. ахейцы овладели Сикионом. В 245 до н.э. стратегом Ахейского союза был избран энергичный полководец Арат Сикионский, который в 243 до н.э. очистил от македонских гарнизонов Мегару и Коринф; вместе с этими полисами к союзу примкнули Трезена и Эпидавр. Однако Антигону Гонату удалось спровоцировать конфликт ахейцев и этолийцев, что помешало окончательному изгнанию македонян из Греции. В 241 до н.э. этолийцы вторглись на Пелопоннес, но в 240 до н.э. Арат вытеснил их в Среднюю Грецию.

Попытка Деметрия II (239–229 до н.э.), сына и преемника Антигона Гоната, расширить македонские владения в Греции побудили оба союза объединиться. В начавшейся войне Македония терпит неудачу за неудачей; ее положение усугубилось из-за нашествия северобалканского племени дарданов, в сражении с которыми в 299 до н.э. погиб Деметрий II. В том же году от Македонии отпала Фессалия, а ахейцы захватили Аргос.

Новому македонскому царю Антигону III (229–221 до н.э.) удалось овладеть частью Фессалии и проникнуть в Фокиду. В то же время Арат выбил македонские гарнизоны из Афин, аттических портов Пирей, Мунихий и Сунион и вернул афинянам о.Саламин. Аргос, Флиунт и Гермиона присоединились к Ахейскому союзу, под контролем которого оказался весь Пелопоннес, за исключением Спарты. Дальнейшим успехам Ахейского союза помешала его война со спартанским царем Клеоменом III (235–221 до н.э.). В 228–224 до н.э. спартанцы одержали ряд побед над ахейцами, что побудило Арата вступить в соглашение с Антигоном III, передав ему Коринф и Аргос. Македонская армия вторглась на Пелопоннес и в 221 до н.э. разгромила спартанцев под Селассией. Спарта капитулировала и вступила в Ахейский союз; в ней был установлен олигархический режим. Значительная часть территории Греции вновь оказалась под контролем Македонии. На основе Ахейского союза была реанимирована Коринфская лига во главе с Антигоном III.

Возрождение македонской гегемонии вызвало Союзническую войну (220–217 до н.э.) Этолийского союза против нового царя Македонии Филиппа V (221–179 до н.э.) и Ахейского союза. В 219 до н.э. на сторону этолийцев перешла Спарта, где была свергнута олигархия. Перевес в войне оказался на стороне македоно-ахейской коалиции. В 217 до н.э. был заключен мир, подтвердивший довоенный status quo. См. также АНТИГОНИДОВ ДИНАСТИЯ.

 Падение западногреческого мира. В 305 до н.э. греческие полисы Сицилии были объединены сиракузским тираном Агафоклом (315–287 до н.э.) в единое государство. В начале III в. до н.э. ему подчинилась и Великая Греция. Смерть Агафокла в 287 до н.э. привела к распаду его державы. Выиграв войну с Тарентом и его союзником Пирром Эпирским, римляне к 272 до н.э. захватили всю Великую Грецию. В то же время большая часть греческих городов Сицилии в первой половине 270-х до н.э. признала власть нового сиракузского тирана Гиерона II (275–215 до н.э.). В 211 до н.э., в ходе Второй Пунической войны, римляне разгромили Сиракузское государство и включили сицилийские полисы в состав образованной в 227 до н.э. римской провинции Сицилия.

Римское завоевание Балканской Греции. Первое столкновение Рима с балканскими греками относится к Первой Македонской войне (215–205 до н.э.), когда Ахейский союз и Акарнания поддержали Филиппа V в его вооруженном конфликте с римлянами. Однако Риму, объявившему себя защитником свободы Эллады, удалось в 210 до н.э. привлечь на свою сторону Этолийский союз, а позже Родос, Спарту и ряд других греческих полисов. После серии длительных и изнурительных военных действий противники в 205 до н.э. заключили мир, сохранивший в целом прежнее положение.

Победа Рима над Карфагеном во Второй Пунической войне (218–201 до н.э.) позволила ему начать широкую экспансию в Восточном Средиземноморье. В 200 до н.э. римляне вмешались в конфликт Филиппа V с Афинами, Пергамом и Родосом и выступили против Македонии (Вторая Македонская война 200–197 до н.э.). На их сторону в 199 до н.э. перешел Этолийский, а в 198 – Ахейский союз вместе со Спартой и Беотией. В 197 до н.э. консул Тит Квинкций Фламинин нанес сокрушительное поражение Филиппу V при Киноскефалах (Центральная Фессалия) и разгромил его союзников акарнанцев. По условиям мирного договора 197 до н.э. Македония лишилась всех своих греческих владений. В 196 до н.э. на Истмийских играх Фламинин провозгласил «свободу» Эллады. В 195 до н.э. по призыву ахейцев Фламинин вторгся на Пелопоннес и разбил спартанского тирана Набиса (206–192 до н.э.), заставив его освободить захваченный им Аргос. В 194 до н.э. римская армия покинула территорию Греции, однако римские гарнизоны остались в Коринфе, Халкиде и Деметриаде. В 192 до н.э. Набис попытался восстановить свои позиции на Пелопоннесе, но потерпел неудачу в войне с ахейцами и был предательски убит; Спарта была вынуждена присоединиться к Ахейскому союзу.

В том же году Греции стала ареной борьбы Рима с державой Селевкидов. В 197 до н.э. Антиох III Селевкид (223–187 до н.э.) захватил греческие колонии в бассейне Пропонтиды и вступил в войну с Пергамом и Родосом. Осознавая неизбежность столкновения с их союзником Римом, он в 192 до н.э. высадился в Греции. На его сторону встал Этолийский союз; Ахейский союз сохранил верность римлянам. В 191 до н.э. в битве при Фермопилах Антиох III был разбит консулом Марком Ацилием Глабрионом и отступил в Азию. Этолийский союз потерпел поражение от объединенных сил римлян, Филиппа V, эпирцев и ахейцев и утратил свое политическое значение. Решающая победа над Антиохом III в Малой Азии (сражение при Магнесии в 189 до н.э.) значительно укрепила римское влияние в Греции.

В 171 до н.э. римляне предприняли новую (Третью Македонскую) войну против македонского царя Персея (179–168 до н.э.), которого тайно или открыто поддержали многие греческие государства, недовольные великодержавной политикой Рима, в первую очередь Эпир и Этолия. В 168 до н.э. консул Луций Эмилий Павел разбил войска Персея при Пидне (Южная Македония) и взял его в плен. Македонское царство было ликвидировано; союзные Персею полисы подверглись жестоким репрессиям; Этолийский союз прекратил свое существование; Родос, пытавшийся во время войны выступить в качестве посредника, лишился всех своих владений в Малой Азии. Единственной реальной политической силой в Балканской Греции остался лояльный Риму Ахейский союз.

В 148 до н.э., подавив восстание Андриска в Македонии (149–148 до н.э.), римляне превратили ее в римскую провинцию, в которую включили также ряд греческих территорий: Эпир, города Аполлонию и Диррахий и некоторые острова Ионического моря. В результате Рим перестал нуждаться в поддержке Ахейского союза. Когда в 148 до н.э. ахейцы начали войну с отпавшей от союза Спартой, римляне потребовали от них признать независимость всех насильно захваченных ими в первой половине II в. до н.э. полисов (Аргоса, Орхомена, Гераклеи Трахинской). В ответ Ахейский союз объявил войну Риму, найдя широкую поддержку среди демократически настроенных слоев; руководители союза провели мобилизацию всего боеспособного населения, освободили и включили в состав армии около двенадцати тысяч рабов, ввели чрезвычайных налог на богатых. Несмотря на это, ахейцы в 146 до н.э. понесли поражение от консула Квинта Цецилия Метелла при Фермопилах, а консул Луций Муммий разбил их на Истме и взял главный центр Ахейского союза – Коринф. По решению римского сената Коринф, Фивы и Халкида были разрушены; жители их проданы в рабство. Римляне распустили Ахейский союз, установили в греческих полисах олигархическое правление и поставили их под контроль римского наместника Македонии. Независимость сохранили только Афины и Спарта. С этого момента началась эпоха римского владычества в Греции.

Социально-экономическое развитие. Массовое переселение греков на восток после походов Александра, перемещение туда основных торговых путей, возникновением там новых экономических центров, истощение собственных природных ресурсов привели в III–II вв. до н.э. к утрате Балканской Грецией ведущих позиций в экономике Восточного Средиземноморья. В Эгейском бассейне возросла роль Родоса и Пергама (позже Делоса) в ущерб материковым полисам (в том числе Афинам), которые оказались на периферии международной торговли.

Из-за конкуренции малоазийских, сирийских и египетских эллинистических центров снизился объем торгового обмена с основными хлебопроизводящими регионами и сократился импорта зерна; голод стал обычным явлением. Отрицательное сальдо внешней торговли вело к утечке денежных средств, их хронической нехватке. В городах общее падение жизненного уровня населения происходило на фоне концентрации богатств в руках немногих. В аграрной сфере усилилась мобилизация земельной собственности; распространилась практика приобретения земли в соседних полисах. Имущественное расслоение предельно обострило социальное противостояние. Постоянно раздавались требования отмены долгов и передела земли; в ряде полисов власти делали попытки осуществить земельную и долговую реформы (Спарта, Элида, Беотия, Кассандрия).

Культура. Греческая культура конца IV – середины II в. до н.э. представляла собой разновидность эллинистической культуры, возникшей в результате синтеза греческих и восточных культурных традиций. Ее особенностью была более тесная, чем в других регионах эллинистического мира, связь с классическими образцами литературы и искусства.

По размерам градостроительной деятельности беднеющие балканские полисы не могли соперничать с крупными эллинистическими державами. Многие сооружения (особенно в Афинах) возводятся на средства чужеземных монархов-меценатов, прежде всего царей Пергама и Сирии. Основное внимание уделяется строительству храмов (Афины, Олимпия), оборонительных укреплений (Коринф, Аргос), театров (Аргос, Пирей, Дельфы). Ностальгия по героическому прошлому приводит к возрождению архаических архитектурных форм – ионийских диптеров (храм Зевса в Афинах), древних типов дорийских культовых построек (храм Артемиды в Элевсине). В то же время наблюдается постепенный отход от строгих классических норм: усиливается стремление к пышности и усложнению построек – широкое использование коринфского ордера, в том числе и в наружной колоннаде (храм Зевса в Афинах), внедряется принцип поэтажного членения внутри и снаружи здания (Арсинойон на о.Самофракия); утрачивается тектоническая логика архитектурного ансамбля и его элементов (Башня ветров в Афинах). Потеря внутренней симметрии характерна и для жилых построек; господствующим типом становятся перистильные сооружения, в которых помещения свободно располагаются вокруг открытого двора (перистиля), окруженного колоннадой. Неотъемлемой частью городского пейзажа становятся парки, отражающие тягу человека эллинистической эпохи к природе.

Скульпторы III в. до н.э. ориентируются на классические пластические принципы (Скачущий мальчик с о.Эвбея, Афродита Милосская), развивая и героико-драматическое направление Скопаса и Лисиппа, и созерцательное направление Праксителя. Проявляется тенденция к более углубленному пониманию движения и более дифференцированной трактовке пластических форм (Ника Самофракийская). Стремление к использованию светотени обуславливает усиление живописности и психологической выразительности скульптурных образов. В пластическом изображении повышается роль одежды (Ника Самофракийская, Девушка из Анцио); скульптура становится частью окружающего ландшафта. Скульптурный портрет характеризуется все большим ослаблением идеализации и растущим интересом к внутреннему миру человека и к правдивой передаче натуры (от Аристотеля и Менандра неизвестных авторов к Демосфену Полиевкта); скульпторы все чаще стремятся к изображению не общего духовного состояния, а конкретного переживания (Демосфен, Сенека, Старый учитель).

Мастерство в передаче конкретного психологического состояния свойственно и живописи III в. до н.э. Нарастает стремление к патетизации образов и драматизации сюжета, прежде всего через контрастное противопоставление главных героев (Битва Александра с Дарием Филоксена Эритрейского). Художники умело располагают фигуры в пространстве, используют ракурсы, экспериментируют с цветом и цветовыми оттенками (Ахилл среди дочерей Ликомеда Атениана Фракийского и Медея Тимомаха Византийского).

В позднеэллинский период (II–I вв. до н.э.) наблюдается некоторый упадок греческого искусства, в первую очередь пластического: большая техническая изощренность сочетается с идейным обеднением образов. Скульпторы сосредотачиваются на передаче чисто внешних особенностей натуры (Бельведерский торс и Кулачный боец Аполлония). Популярным становится условно стилизированное копирование классических статуй (неоаттическая школа).

В литературной и интеллектуальной сферах Греция конца IV – середины II в. до н.э. выделяется среди других государств эллинистического мира двумя крупными достижениями, тесно связанными с Афинами. В конце IV в. до н.э. там рождается новоаттическая комедия; ее родоначальником считается Филемон (ок. 361–263 до н.э.). Его продолжателю Менандру (ок. 342 – ок. 292 до н.э.) принадлежит заслуга создания комедии характеров, главным в которой является не внешняя занимательность сюжета, не отдельные сценические эффекты и буффонада, а раскрытие характеров персонажей, определяющих все развитие действия. Это уже не условные характеры, не отвлеченные идеи (как у Аристофана), а определенные психологические типы, переданные в своей динамике.

Афины остались и ведущим философским центром. Там действовали перипатетическая школа, разрабатывавшая учение Аристотеля (Феофраст), и Платоновская Академия с двумя направлениями: мистико-пифагорейским (Спевсипп, Ксенократ) и скептическим (Аркесилай, Карнеад); скептицизм (родоначальник – Пиррон Элидский), превратившийся в одно из самых влиятельных течений эллинистической философии, проповедовал стремление к апатии и атараксии (безмятежности), оправдывая его тезисом о невозможности истинного познания и необходимости воздерживаться от любого суждения. В Афинах же в конце IV в. до н.э. возникли эпикуреизм и стоицизм. Создатель эпикурейской школы Эпикур Самосский (342/341–271/270 до н.э.) развил атомистическое учение Демокрита, дополнив его тезисом о беспричинном отклонении атомов при их движении в пустом пространстве; этим отклонением он обосновывал свободу воли человека; счастье, по его мнению, заключается в наслаждении, прежде всего духовном, которое рождается из добродетели. Впоследствии распространилось извращенное толкование эпикурейства как проповеди чувственных удовольствий. Стоицизм, родоначальником которого был Зенон Кипрский (ок. 335–262 до н.э.), в противовес материализму эпикурейцев проповедовал учение о боге как творческом огне и мировом разуме (логосе); основой счастья является добродетель, понимаемая как свободная от страстей жизнь в согласии с логосом и природой; нравственная свобода достигается умением спокойно переносить как радости, так и страдания. В отличие от классической философии, все эти школы выдвигали на первый план вопросы этики.

ЭПИКУР ЭПИКУР

 Религия. Объектом религиозного культа в Древней Греции являлись олимпийские боги, неолимпийские божества и герои. По убеждению греков, их боги были антропроморфными (т.е. имели человеческий облик). Группу наиболее могущественных богов, которые не были привязаны к конкретной территории, представляли олимпийские боги (Олимп – главная их резиденция); их почитали по всей Греции. Они считались олицетворениями и повелителями основных частей вселенной, природных и общественных явлений: моря (Посейдон), подземного царства (Аид), организованной войны (Афина), неорганизованной войны (Арес), любви (Афродита), домашнего очага (Гестия), охоты (Артемида), виноделия (Дионис), торговли (Гермес), земледелия (Деметра), брака (Гера), ремесла (Гефест), полисного порядка и искусства (Аполлон). Между ними были установлены отношения родства. Во главе пантеона стоял Зевс – властелин неба, грома и молнии. Власть богов не была безграничной: они подчинялись судьбе – неотвратимому и необъяснимому универсальному порядку событий.

Второстепенные божества были представлены локальными божествами гор, рек, лесов, ручьев, озер, морей, отдельных деревьев, источников – в первую очередь нимфы, океаниды, нереиды. В отличие от олимпийских богов, они не обладали абсолютным бессмертием; их существование было привязано к определенному месту обитания: если оно исчезало, то умирало и живущее в нем божество. Другую группу составляли существа, чье бытие не зависело от какого-либо места или предмета, – сирены (полуженщины-полуптицы), эринии (старухи с собачьими головами и змеями в распущенных волосах), кентавры (полукони-полулюди) и др. Они превосходили людей размерами и силой, отличались от них своим полностью или частично зооморфным (зверообразным) обликом и могли погибнуть от их рук.

По убеждению греков, покровительство людям оказывали не только боги, но и герои – мужи, родившиеся от браков богов со смертными женщинами (Геракл, Персей, Диоскуры, Беллерофонт, Ахилл), наделенные непомерной силой и сверхчеловеческими возможностями. Они были смертными по природе (исключение – Дионис), однако некоторые из них за свои подвиги удостаивались вечной жизни или на Олимпе, или в блаженных землях.

Одной из основных черт греческой религии была ее раздробленность и доминирование локальных культов со специфическими обрядами и верованиями. Общегреческое значение имели лишь культ Аполлона в Дельфах и Зевса в Олимпии.

Греческая религия по своему типу являлась религией жертвоприношений, которые были неотъемлемой частью культа, наряду с молитвами, обетами и очищениями (тела, одежды, священной утвари). Местами почитания были, как правило, горы, рощи, ручьи и реки; на особых священных участках (теменах) возводились храмы – жилища богов, главными культовыми элементами которых были изображения (статуи) небожителей и алтари для жертвоприношений.

Религиозный культ носил как общественный, так и частный характер. В рамках полиса обряды в храме или на священном участке первоначально исполнял царь, а позже специально избранный магистрат. Внутри дома у очага, служившего алтарем, их совершал глава семьи; важную роль в семейном культе играли почитание предков, а также церемонии, связанные с рождением ребенка, браком, похоронами. В Греции существовал слой жрецов; жреческие должности нередко закреплялись за отдельными родами. Однако в Греции жрецы никогда не обладали таким влиянием, как на Древнем Востоке; их функция ограничивалась исполнением обрядов, советом в религиозных делах и определением воли богов, которую узнавали по небесным знамениям, полету птиц, особенностям жертвенных животных, направлению дыма от сжигаемой жертвы.

Особое место в греческой религии занимали мистерии – обряды эзотерических (тайных) религиозных обществ, носившие закрытый характер: в ним могли участвовать лишь посвященные (мисты). Существовали как местные греческие мистериальные культы (Деметры, Диониса, орфический), так и принесенные с Востока (Аттиса, Кибелы, Митры, Исиды). Многие из них восходили к древним празднествам плодородия и носили оргиастический характер (культы Деметры и Диониса): в процессе священнодействия посвященные доводили себя до экстатического состояния, таким способом приближая себя к богу.

Элементами религиозного обряда в Греции являлись торжественные процессии, танцы, драматические представления (изображение мифической истории почитаемого божества), состязания атлетов и музыкантов. В ряде культовых центров утвердилась традиция регулярного (с интервалом в один год или несколько лет) проведения специальных спортивных и мусических игр в честь определенного бога: Пифийские игры (с 582 до н.э.) под Дельфами, посвященные Аполлону (раз в четыре годы), Истмийские игры (с 582 до н.э.) под Коринфом, посвященные Посейдону (раз в два года), Немейские игры (с 573 до н.э.) в Немейской долине, посвященные Зевсу (раз в два года). Самыми известными были Олимпийские игры (с 776 до н.э.) в Олимпии в честь Зевса (раз в четыре года), на время которых устанавливался священный мир. Такие игры способствовали осознанию греками своей этно-культурной и религиозной общности. См. также МИФОЛОГИЯ КЛАССИЧЕСКАЯ.

Частная жизнь. Греческая семья была моногамной. Главенствующую роль в ней играл отец. Значение женщин оставалось сугубо второстепенным; доминировало пренебрежительное к ним отношение. Девушки и замужние женщины вели почти исключительно затворническую жизнь, занимаясь домашним хозяйством (пряли, ткали, шили, стирали). Они редко получали образование, были практически исключены из общественной жизни (кроме гетер) и ущемлены в правовом отношении (не могли распоряжаться своим имуществом); лишь в религии они пользовались относительным равноправием (могли быть жрицами). В Спарте женщины располагали большей степенью свободы – их воспитание мало отличалось от воспитания мальчиков, жена считалась госпожой в доме и обладала имущественными правами. В эллинистический период положение женщин повсеместно изменилось – распространилось представление об их равенстве с мужчинами (стоики), они получили доступ к образованию и ко многим сферам деятельности (ремесло, медицина, литература, театр, спорт). Дети в Греции пользовались особой заботой. В большинстве полисов они по закону принадлежали родителям, в Спарте – государству. До шести-семи лет ребенок оставался при матери под надзором кормилицы или воспитателей. Затем мальчики поступали в школу, а жизнь девочек (кроме спартанок) замыкалась в пределах женской половины дома.

Важную роль в жизни греков играли обряды, связанные с рождением, совершеннолетием, вступлением в брак и смертью. В Спарте новорожденного оставляли нагим, а в Афинах укутывали в теплую одежду. На седьмой (десятый) день после рождения ребенок проходил обряд наречения. В Афинах девочек в пятилетнем возрасте посвящали Артемиде; с этого момента они носили платье шафранного (оранжево-желтого) цвета. Юноши, достигшие восемнадцати лет, становились эфебами: им остригали волосы и облачали в короткий плащ (хламиду). Брак заключался с согласия родителей невесты. В Спарте бракосочетание включало ритуал похищения: жених выкрадывал невесту и прятал ее в доме подруги, где ей остригали волосы и надевали на нее мужское платье и башмаки; жених вечером тайно приходил к ней и снимал с нее пояс девственности. В Афинах обручение сопровождалось жертвоприношением Зевсу и Гере, покровителям супружества; в день свадьбы молодые совершали омовение; вечером в доме невесты устраивался пир, в котором женщины участвовали отдельно от мужчин; невеста облачалась в длинное покрывало; гости были в белом; после пира мать невесты зажигала факел и свадебная процессия отправлялась к дому жениха; впереди шли факельщики, за ними ехала повозка с новобрачными, сзади следовали гости, распевавшие гимны; у дома жениха невеста сжигала дышло свадебной повозки; на следующий день друзья и родственники возвращались к дому; впереди процессии шел мальчик с факелом, за ним девочка несла на голове корзину с подарками. Погребальный обряд начинался с того, что умершему закрывали глаза и рот, на лицо набрасывали покрывало, тело омывали, умащали, облачали в чистую одежду и клали на ложе, на голову его возлагали венок. В Спарте покойного заворачивали в пурпурную материю и, осыпав масличными и лавровыми листьями, предавали земле; похороны отличались скромностью, в них участвовали только родственники и самые близкие друзья. В других полисах нанимали плакальщиц и организовывали торжественную погребальную процессию с факельщиками, певцами и флейтистами. Греки украшали могилу ветвями и совершали жертвоприношение в честь умершего. Участники похорон носили траурную одежду (как правило, серую или черную) и обрезали волосы в знак печали. В ранний период (особенно в XI–VIII вв. до н.э.) был распространен обычай кремировать покойного и помещать его пепел в урну.

Одежда мужчин и женщин состояла из нижней и верхней. Нижней одеждой являлся хитон – короткое платье наподобие рубашки, закреплявшееся на одном или обоих плечах пряжкой и подбиравшееся поясом; женский хитон был длиннее мужского; в ранний период носили хитон без рукавов, позже с рукавами. Верхней одеждой служил гиматий (плащеобразная накидка); у мужчин он закреплялся пряжкой под правой рукой. Мужчины также носили хламиду (короткий плащ, застегивавшийся пряжкой на груди или на правом плече), а женщины – пеплос (шерстяной плащ, заколотый на плечах и открытый с правой стороны, с поясом или без него). Ионийцы и афиняне предпочитали льняную одежду, которую они часто вышивали или раскрашивали узорами. Дорийцы в основном носили шерстяное платье натурального цвета, которое отличалось простотой; они считали, что тело прекрасно само по себе и его не нужно искусственно украшать. Одежда греков не выкраивалась и не сшивалась; она представляла собой цельный продолговатый четырехугольный кусок материи. Мужчины покрывали голову только тогда, когда надо было защититься от дождя или солнца – для этого им служили войлочные шляпы с круглой и низкой тульей и с широкими загнутыми кверху или опущенными вниз полями (каузия, петас), а также шапки яйцеобразной формы из соломы, кожи или войлока. Женщины носили сетки из шнурков (иногда золотых), платки, которыми повязывали всю голову или только косу, и колпаки с кисточками; для украшения головы они использовали цветные ленты и обручи из металла или кожи; замужние женщины прикрепляли к косе прозрачное покрывало.

Забота мужчин о своей внешности ограничалась ежедневным омовением холодной или теплой водой и уходом за волосами. До эллинистической эпохи было принято иметь густую бороду и длинные волосы (в Афинах их заплетали и связывали в пучок). Со второй половины IV в. до н.э. распространился обычай брить бороду, коротко стричь волосы и завивать их в мелкие кудри. В ранний период мужчины считали неподобающим украшать себя; они носили лишь трости и перстни-печати. Позже трости вышли из употребления, а перстни превратились в предмет роскоши. Женщины, наоборот, широко использовали украшения (браслеты на руках и на ногах, булавки для волос, цепочки, ожерелья, серьги, порой с подвесками, позже кольца) и косметические средства (благовонные масла, эссенции, белила, румяна, сурьму). Существовали разные виды женской прически: волосы зачесывали назад, связывая их на затылке в пучок, завивали в локоны или заплетали в косу, обвивая ими голову; лоб всегда был низко закрыт. Для сокрытия дефектов фигуры гречанки надевали искусственные бедра и грудь и туго затягивали широкий пояс на талии. Одежда у греков могла служить формой наказания. Граждан, не посещавших народное собрание, заставляли носить шнурок, намазанный суриком (Афины); трусов – женское платье; доносчиков и обманщиков – венок из мирики; прелюбодеев – шерстяной венок (Крит); нарушительниц супружеской верности – прозрачную одежду, в которой их выставляли на торговой площади.

Основой рациона были хлеб (сначала ячменный, позже пшеничный) и каша (ячневая или пшенная); в него входили также овощи (чеснок, лук, стручковые плоды), фрукты (маслины, виноград, яблоки, груши, инжир, с конца IV в. до н.э. – персики и апельсины), сыр и рыба. В отличие от римлян, мясо ели редко, как правило, жареную говядину, баранину и дичь. Пили воду, молоко и разбавленное вино (самое знаменитое – хиосское). В жизни состоятельных греков пиры занимали важное место. Перед трапезой было принято посетить баню и умаститься благовониями. Придя на пир, снимали сандалии и мыли руки. Древние греки не знали скатертей, салфеток, столовых ножей и вилок; пищу брали руками, часто в специальных перчатках. После трапезы мыли руки, надевали венки и приступали к возлиянию (симпозию); в классическую эпоху на симпозий приглашали гетер, танцовщиц и флейтистов. Пиры, начинавшиеся после полудня, нередко длились до утра.

 Система образования. Греческая система образования начала складываться в VI в. до н.э. в Афинах, откуда она распространилась по многим другим греческим государствам. Главной ее целью было формирование достойного члена полиса – гражданина и воина – путем его гармоничного духовного, нравственного, физического и эстетического развития; она ориентировалась в первую очередь на воспитание мальчиков. В VI–V вв. до н.э. обучение осуществлялось в начальной (элементарной) школе, которую могли посещать дети всех свободных граждан. Там они, обычно с семилетнего возраста, приобретали навыки письма, чтения, счета; их также учили музыке, танцам и гимнастике (роль этих дисциплин постепенно снижалась). Такие школы были почти всегда частными. Кроме того, в Афинах существовал институт эфебии: по достижении восемнадцатилетнего возраста все юноши (эфебы) собирались со всей Аттики под Пиреем, где в течение года под руководством специальных учителей (софронистов), получавших жалование от государства, обучались фехтованию, стрельбе из лука, метанию копья, обращению с осадными орудиями и проходили курс интенсивной физической подготовки; в течение следующего года они несли военную службу на границе, после чего становились полноправными гражданами.

В IV в. до н.э. усиливается потребность общества в углубленной интеллектуальной подготовке. В Ионии, Аттике и некоторых других областях появляются средние учебные заведения (гимнасии), целью которых было развить мышление и способность рассуждения. Они существовали, как правило, на общественные средства и за счет частных пожертвований. В них преподавался цикл наук – грамматика, риторика, арифметика и теория музыки, к которым в ряде случаев добавлялись диалектика, геометрия и астрономия (астрология); на более высоком уровне, чем в элементарных школах, велись занятия по гимнастике. Основными дисциплинами были грамматика и риторика; грамматика включала уроки литературы, где изучали тексты крупнейших авторов (Гомера, Еврипида, позже Демосфена и Менандра); в курс риторики входили теория красноречия, заучивание риторических примеров и декламация (практические упражнения). Обучение в средних школах велось по строго установленной программе. Возраст учащихся варьировался от тринадцати до восемнадцати лет.

В IV в. до н. в Афинах возникает и высшее образование, предполагавшее не специальную профессиональную подготовку, а получение более фундаментального гуманитарного знания. Знаменитые риторы (впервые Исократ) и философы (впервые Платон) за плату обучали желающих (в форме лекций или бесед) искусству красноречия, логике и истории философии. Порядок и содержание курса не были жестко регламентированы и зависели от личности преподавателя; его продолжительность колебалась от одного года до десяти лет.

Особый вариант образовательной системы существовал в Спарте: обусловленная милитаризированным характером общественного устройства задача воспитания сильного и дисциплинированного воина требовала одностороннего военного образования; за исключением элементарных знаний письма, счета, навыков пения и игры на музыкальных инструментах, спартанцы получали исключительно военную и физическую подготовку под контролем государства. В отличие от других греческих полисов, в Спарте значительное внимание уделялось и женскому воспитанию, прежде всего физическому, которые было сходно с воспитанием мальчиков.

МЕНАНДР МЕНАНДР

Зарубежная историография. Научное изучение древнегреческой истории ведет свое начало с конца XVIII – начала XIX вв., когда Р.Бентли, Ф.Вольф и Б.Г.Нибур создали историко-критический метод, заложив основы научного источниковедения. С 1830-х начались археологические исследования на территории Греции (Троя, Микены, Тиринф, Крит). В 19 в. основное внимание уделялось политической истории и политическим институтам (Д.Грот, Э.Фримен), полисным структурам (Ф. де Куланж), рабству (А.Валлон), культуре и религии (Я.Буркхардт), эллинизму (Б.Низе, Ю.Керст, Д.Макгаффи). Ведущей школой в антиковедении была германская (А.Бек, К.Мюллер, И.Дройзен, Э.Курциус). В конце 19 – начале 20 в. утвердилось два методологических течения – модернизаторское (Э.Мейер, Ю.Белох, Р.Пельман) и архаизаторское (К.Бюхер).

В 20 в. значительно расширилась проблематика и методологическая база (прежде всего благодаря использованию методов естественных и точных наук) западного антиковедения. Появились комплексные труды по истории Древней Греции (Кембриджская древняя история; Всеобщая история под редакцией Г.Глотца и др.). Важную роль приобрело экономическое направление: доминировавшая в первой половине 20 в. модернизаторская концепция (М.И.Ростовцев, Ж.Тутен, Г.Глотц) была во второй половине столетия отвергнута большинством ученых (Э.Вилль, М.Финли, Ч.Старр) в пользу тезиса о своеобразии древнегреческой экономики. Интенсивно исследовались вопросы социальной структуры древнегреческого общества, статуса разных социальных групп, в первую очередь зависимых (Д.Томпсон, П.Левек). Особые дискуссии развернулись вокруг марксистской теории о рабовладельческом характере античной цивилизации; часть ученых (У.Уэстерман, А.Джонс, Ч.Старр) поставили ее под сомнение, другие (Й.Фогт) признали важность рабства в Древней Греции, третьи (М.Финли) предложили переосмыслить роль рабов в контексте чрезвычайного социально-правового разнообразия греческого общества. Однако ведущим направлением в западном антиковедении осталось изучение политической истории и политических структур (Д.Ларсен, В.Эренберг), в первую очередь Афин (К.Моссе, Р.Мейгс) и Спарты (Д.Хаксли, В.Форрест), причем важное значение стало придаваться исследованию социальных конфликтов (Э.Рушенбуш, Д.Сент-Круа, Э.Линтот).

В конце 20 – начале 21 в. на первый план вышли проблемы исторической экологии, географии и демографии. Началось изучение процесса освоения человеком окружающей среды, ее роли в жизни отдельных полисов, социального и биологического качества жизни, здоровья населения и их воздействия на культуру и общество (О.Рэкхем, Р.Осборн, О.Мюррей, Р.Саларес). Значительно активизировались также исследования ранних этапов греческой истории, особенно микенской эпохи и «Темных веков».

Отечественная историография. В России научное антиковедение родилось во второй четверти 19 в.; его основоположником стал М.С.Куторга, исследовавший историю Афин. В 1860-х его ученик Ф.Ф.Соколов создал эпиграфическую школу, придававшую особое значение для реконструкции древнегреческой истории изучению надписей, в первую очередь Северного Причерноморья (В.В.Латышев, С.А.Жебелев). К концe 19 в. сложилось три ведущих научных направления – социально-экономическое (М.И.Ростовцев, Р.Ю.Виппер, М.М.Хвостов), политическое (В.П.Бузескул, Н.И.Карелин) и культурологическое (Ф.Ф.Зелинский). Начались интенсивные археологические раскопки в Ольвии (Б.В.Фармаковский), Херсонесе (К.К.Косцюшко-Валюжинич) и в Керчи (В.В.Шкорпил); были осуществлены переводы на русский язык важнейших древнегреческих авторов (Ф.Г.Мищенко).

Развитие отечественной историографии после 1917 определялось влиянием марксистской теории классовой борьбы и общественно-экономических формаций. В 1920–1930-х была разработана концепция античного рабовладельческого способа производства (А.И.Тюменев, В.С.Сергеев, С.И.Ковалев). Интенсивные дискуссии развернулись вокруг вопросов о классовом характере крито-микенского общества (Б.Л.Богаевский, В.С.Сергеев) и о сущности эллинизма (С.И.Ковалев, А.Б.Ранович, К.К.Зельин). Активно изучалась роль рабства в разные периоды греческой истории (Я.А.Ленцман, А.И.Доватур), анализировались характер полисной организации и ее историческое развитие (Ю.В.Андреев, Л.М.Глускина, Г.А.Кошеленко, Л.П.Маринович). Сохранялся традиционный интерес к истории греческих колоний Северного Причерноморья и их контактов с окружающим кочевым миром; продолжались раскопки Ольвии, Пантикапея, Херсонеса, Фанагории, Горгиппии. Падение коммунистического режима позволило отечественным антиковедам существенно расширить свой теоретический и методологический инструментарий (дискуссия о возможности соединения формационного и цивилизационного подхода) и обратиться к изучению тем, ранее находившихся на обочине советской историографии, прежде всего историко-культурных и историко-экологических. В настоящее время продолжается также интенсивное исследование проблем генезиса полиса (Т.В.Блаватская), Великой колонизации (В.П.Яйленко), кризиса полиса в IV в. до н.э. (Л.П.Маринович), общегреческих празднеств (В.И.Кузищин), социально-экономических и политических институтов эллинизма (Г.А Кошеленко) и истории Северного Причерноморья (С.Ю.Сапрыкин, Е.А.Молев, Ю.Г.Виноградов).

См. также АРХЕОЛОГИЯ; ГРЕЦИЯ; АНТИЧНАЯ ФИЛОСОФИЯ; ЭСТЕТИКА.

Иван Кривушин

ЛИТЕРАТУРА

Материалисты Древней Греции. М., 1955
Древняя Греция. – Под ред. В.В.Струве и Д.П.Каллистова. М., 1956
Плутарх. Сравнительные жизнеописания, тт 1–3. М., 1961–1964
Полевой В. М. Искусство Греции. Древний мир. М., 1970
Виппер Б. Р. Искусство Древней Греции. М, 1972
Маринович Л.П. Греческое наемничество IV в. до н.э. и кризис полиса. М., 1975
Андреев Ю. В. Раннегреческий полис (гомеровский период). Л., 1976
Блаватский В. Д. Природа и античное общество. М., 1976
Античные риторики. М., 1978
Доватур А. И. Рабство в Аттике VI–V вв. Л., 1980
Историография античной истории. М., 1980
Радциг С. Н. История древнегреческой литературы. М., 1982
Аристофан. Комедии, тт. 1–2. М., 1983
Античная Греция. Т. 1: Становление и развитие полиса. М., 1983
Антология кинизма. М., 1984
Гомер. Одиссея. М., 1985
Ораторы Греции. М., 1985
Зайцев А.И. Культурный переворот в Древней Греции VIII–V вв. до н. э. Л., 1985
Античные гимны. М., 1988
Античная литература. Греции. Антология. Ч. 1–2. М., 1989
Историки античности, т. 1. М., 1989
Эсхил. Трагедии. М., 1989
Доватур А. И. Феогнид и его время. Л., 1989
Сизов С. К. Ахейский союз. История древнегреческого федеративного государства (281–221 гг. до н.э.). М., 1989
Гомер. Илиада. Л., 1990
О происхождении богов. М., 1990
Софокл. Драмы. М., 1990
Куманецкий К. История культуры Древней Греции и Рима. М., 1990
Платон. Собрание сочинений, тт. 1–4. М., 1990–1991
Человек античности. Идеалы и реальность. М., 1992
Геродот. История. М., 1993
Греческая эпиграмма. СПб, 1993
Ксенофонт. Киропедия. М., 1993
Фукидид. История. М., 1993
Ксенофонт. Анабасис. М., 1994
Демосфен. Речи, тт. 1–3. М., 1994–1996
Боннар А. Греческая цивилизация, т. 1–3. М., 1995
Гиро П. Частная и общественная жизнь греков. СПб, 1995
Зелинский Ф.Ф. История античной культуры. СПб, 1995
Лихт Г. Сексуальная жизнь в Древней Греции. М., 1995
Берве Г. Тираны Греции. Ростов-на-Дону, 1997
Андреев Ю. В. Цена свободы и гармонии. Несколько штрихов к портрету греческой цивилизации. СПб, 1998
Грант М. Классическая Греция. М., 1998
Марру А.-И. История воспитания в античности (Греция). М., 1998
Еврипид. Трагедии, тт. 1–2. М., 1999
Эллинские поэты VIII–III вв. до н.э. М., 1999
Хабихт Х. Афины. История города в эллинистическую эпоху. М., 1999
Ксенофонт. Греческая история. СПб, 2000
История Древней Греции. – Под ред. В.И.Кузищина. М., 2001
Аристотель. Сочинения, тт. 1–4. М., 1975–1984

Также вы можете:

Поиск по алфавиту: